nioch.ru

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова
Сибирского отделения Российской академии наук

 XI Сибирская венчурная ярмарка: деньги для роста

Уже в одиннадцатый раз ярмарка объединит на одной площадке инноваторов и инвесторов, поможет участникам узнать "правила игры" на венчурном рынке и рецепты привлечения денег в бизнес. 

"Сибирская венчурная ярмарка" - масштабный проект, организованный правительством Новосибирской области для организации доступа малых инновационных и научно-технологических компаний к источникам венчурного капитала и обмена опытом участников рынка. V Международный форум технологического развития "Технопром" проходит под лозунгом "Делай в России". Сибирская венчурная ярмарка, которая пройдет в рамках форума, также будет посвящена вопросам вывода на отечественный и международный рынок российских высокотехнологических продуктов и разработок. РБК Новосибирск изучил ярмарку в деталях. 

Про особенность года 
В этом году много внимания обещают уделить чисто практическим аспектам ведения венчурного бизнеса. Целый день планируется отвести на тренинги и мастер-классы для руководителей и менеджмента региональных инновационных предприятий: участники получат представление о "правилах игры" на венчурном рынке, об особенностях презентации компаний инвесторам, узнают о деятельности инкубаторов и акселераторов. Поиск и привлечение в проект инвестиций - это часто "палка о двух концах": с одной стороны - перспектива роста, с другой - размывание доли основателей в проекте и возможная потеря полного контроля. Владельцу бизнеса неизменно приходится искать компромисс между перспективами роста компании и собственными амбициями и интересами. 

Про экскурсии 
Также в программе - ознакомительный выезд для ее участников в новосибирский Академгородок. Знакомство с передовыми инновационными разработками новосибирских ученых, наряду с экспонентами ярмарки, помогут участникам - инвесторам из России и зарубежных стран, - получить более полное представление о научном, производственном, инновационном и, - главное - инвестиционном потенциале региона. 

Про гостей и участников 
На ярмарку приглашены более тысячи участников и гостей, экспертов венчурного бизнеса, представителей инвесторов. 

Свое участие в конгрессных мероприятиях ярмарки подтвердили сотрудники Института автоматики и электрометрии СО РАН, Новосибирского института органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАНИнститута нефтегазовой геологии и геофизики имени А. А. Трофимука, СО РАН, ФГБУ "СФБМИЦ им. академика Е.Н. Мешалкина", Минздрава России, профессорско-преподавательский состав Сибирского государственного университета водного транспорта и Сибирского государственного университета геосистем и технологий. 

Про персоны 
К участию в заседании приглашены статс-секретарь - заместитель министра экономического развития РФ Олег Фомичев, замгубернатора Новосибирской области Анатолий Соболев, гендиректор Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере ("Фонд содействия инновациям") Сергей Поляков, гендиректор ФИОП Сергей Свинаренко, гендиректор Института финансового развития бизнеса Ильдар Шайхутдинов, исполнительный директор РАВИ ("Российской ассоциации венчурного инвестирования") Альбина Никконен. 

Про проекты 
По результатам экспертизы "Сибирской венчурной ярмарки" было отобрано 30 проектов. Традиционно большинство проектов из сферы биотехнологий, информационных технологий и телекоммуникаций, энерго - и ресурсосберегающих технологий. 

Пятерка самых необычных проектов 
Компания "Рыбий мех" представляет уникальные технологии выделки натуральных рыбьих кож для целей швейной, кожгалантерейной и обувной промышленности.
Компания "Современные Системы Выращивания" представляет первый в мире комплекс автоматизации гидропоники, гарантирующий получение урожая OverGrower.
Инноваторы из Кольцово, компания "Микопро" представляет линейку эффективных и безопасных биопрепаратов на основе хищных грибов для борьбы с паразитами растений и животных, стимуляции роста растений.
"Медикал Лайф Системс" представляют уникальную "Кровать доктора Чеченина" для длительно лежащих людей с функциями переворачивания и пассивной гимнастики, которая может заменить четырех санитаров, три кровати и одну каталку
Казанская компания "Фибрум Мегабокс" предлагает решения с виртуальной реальностью для промышленности, образования и музеев 

Про инвесторов 
Для участия в ярмарке приглашают представителей ведущих инвестиционных фондов России АО РВК, Фонд "Сколково", Фонд ВЭБ-инновации, Bright Capital, North Energy Ventures, УК "Сберинвест", Венчурный фонд RB Capital и других. 

Про выгоды участия 
Для предпринимателей: получить экспертную оценку проекта, пройти обучение, получить консультации по подготовке презентации бизнеса, начать переговоры с инвесторами, привлечь инвестиции фондов 

Для инвесторов: получить информацию о компаниях различных отраслей и стадий развития, "вживую" пообщаться с предпринимателями, обсудить вопросы фандрейзинга и организационно-правовых форм для фондов в российской юрисдикции, познакомиться с лучшими практиками, определить основные тренды венчурного предпринимательства за рубежом и в России 

Альбина Никконен, исполнительный директор "Российской ассоциации венчурного инвестирования": 

За годы проведения ярмарки в Новосибирске мы отметили колоссальный скачок в уровне предпринимательской подготовки местных компаний. Если раньше это были в большей степени не готовые к коммерциализации проекты, то сейчас регион демонстрирует бизнесы, способные конкурировать не только на локальном уровне, но и выходить на глобальный рынок 

Орлова Олеся Геннадьевна, заместитель министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области: 

"Сибирская венчурная ярмарка" - это коммуникационная площадка, бизнес-свидания, нетворкинг. Не все предприниматели в принципе понимают, что такое венчурные инвестиции. Цель ярмарки - повышение компетенций бизнеса, обмен опытом и налаживание связей, обмен визитками. Ярмарка собирает концентрированный пул экспертов федерального уровня из числа чиновников, топ-менеджеров фондов и представителей инвесторов. И уже после ярмарки завязанные личные контакты прорабатываются сторонами диалога более предметно и прицельно.

 

Источники

XI Сибирская венчурная ярмарка: деньги для роста
- АРФИ (arfi.ru), 14/06/2017

XI Сибирская венчурная ярмарка объединяет инноваторов и инвесторов
- НОВОСТИ СИБИРСКОЙ НАУКИ (sib-science.info), 15/06/2017

 

 

В Новосибирске молодые химики и фармакологи исследуют соединения, которые можно будет использовать в лечении болезни Паркинсона, некоторых видов рака и язвенной болезни желудка. Доклады о своей работе они представили на Всероссийской научной конференции с международным участием «Современные проблемы органической химии».

Как сообщает издание «Наука в Сибири», в лаборатории физиологически активных веществ Новосибирского института органической химии (НИОХ) исследуются азот- и серосодержащие производные диола — вещества, имеющего противопаркинсоническую активность.

Преимущество диола по сравнению с другими действующими веществами, используемыми в лечении болезни Паркинсона заключается нетоксичности и отсутствии существенных побочных действий, а также возможности применения для лечения паркинсонизма, вызванного приемом некоторых лекарственных средств.

Отмечается, что в ходе лабораторных тестов на подопытных мышах при использовании нейротоксина, вызывающего симптомы болезни Паркинсона, производные диола смогли восстановить параметры двигательной активности животных.

Еще одним направлением исследований является изучение цитотоксической активности производных витамина Е. Ученые синтезировали пять новых ионных конъюгатов на основе жирорастворимой формы витамина. Они обладают способностью избирательно уничтожать клетки рака молочной железы, то есть вызывая апоптоз, в то время как другие используемые препараты способствуют некрозу, то есть гибели и больных, и здоровых клеток.

«У нас есть гипотеза, что в силу закисления раковыми клетками своей среды обитания наши соединения становятся более активными, поэтому могут проникнуть в раковые клетки, а в нормальные — нет». Татьяна Фролова — младший научный сотрудник лаборатории фармакологических исследований

Тесты проводились на культурах клеток рака молочной железы, мозга и легкого вне живого организма.

Исследуется и возможность использования новых препаратов в лечении язвенных заболеваний. Аспирант лаборатории фармакологических исследований Марина Борисова изучает активность соединений, на основе веществ природного происхождения, в частности, производных альфа-пинена — одного из компонентов смолы и скипидара. Пять из двенадцати новых полученных соединений обладают выраженным противоязвенным действием, а одно даже показало эффективность почти в полтора раза выше, чем у широко применяемого сейчас препарата «Омепразол». Исследование проводилось на подопытных животных и представляло собой скрининг противоязвенной и противовоспалительной активности соединений. ​

«Пока применялась только индометациновая модель: мы вызывали у подопытных животных язву введением нестероидного противовоспалительного препарата. Существуют и другие модели — спиртовая, гистаминовая язва и так далее, вызывающие язвообразование через иные механизмы, которые позволят нам установить принцип действия веществ». Марина Борисова — аспирант лаборатории фармакологических исследований


ИСТОЧНИК:

Соль (salt.zone), 15/06/2017

Молодые новосибирские химики и фармакологи исследуют соединения, перспективные для лечения болезни Паркинсона, рака молочной железы и язвенной болезни желудка. Детали были изложены на Всероссийской научной конференции с международным участием «Современные проблемы органической химии».

В лаборатории физиологически активных веществ Новосибирского института органической химии им. Н. Н. Ворожцова СО РАН исследуются соединения, имеющие противопаркинсоническую активность. Это серо- и азот- содержащие производные диола — ранее разработанного в НИОХ запатентованного противопаркинсонического агента, сейчас проходящего доклинические испытания.

Преимущество диола в сравнении, например, с леводопой — действующим против болезни Паркинсона лекарственным средством, —  в отсутствии существенных побочных эффектов, нетоксичности и возможности применения  для терапии лекарственного паркинсонизма.

Производные диола исследуются, чтобы расширить спектр противопаркинсонических агентов, обладающих его активностью и достоинствами.

 — Известно, что леводопа не работает в 1/3 случаев, может, и диол будет неэффективен для кого-то, а его производная окажется лучше, поэтому такая работа необходима, — объяснил научный сотрудник  лаборатории физиологически активных веществ НИОХ СОРАН кандидат химических наук Олег Васильевич Ардашов.

Олег Ардашов

Диол и его производные — это химические соединения на основе монотерпеноидов, органических веществ, содержащихся в разных частях растений, в частности  в смоле, в эфирных маслах цитрусовых, в скипидаре. В структуре диола — две гидроксильных группы, а в исследуемых производных одна из них заменяется на различные серо- и азот-содержащие заместители. 

 — Мы взяли именно такие заместители, так как серо- и азот- содержащие вещества есть в организме человека и во многих лекарствах. В частности леводопа — азот-содержащее соединение. Это перспективный путь исследования.  Количество серо- и азот-содержащих соединений в ряду может быть бесконечно, мы исследовали эти ряды и обнаружили одно серо- и одно азот-содержащее вещество, проявившее активность, сопоставимую с диолом, — добавил Олег Ардашов. 

Активность проверялась в лаборатории фармакологических исследований НИОХ СО РАН:  проводился тест с нейротоксином, вызывающим симптомы болезни Паркинсона, и производные диола смогли восстановить параметры  исследовательской двигательной активности у подопытных животных — мышей линии C57Bl/6.

Младший научный сотрудник лаборатории фармакологических исследований Татьяна Сергеевна Фролова занимается изучением цитотоксической активности производных витамина Е. Сотрудниками Новосибирского института органической химии синтезированы пять новых ионных конъюгатов на основе жирорастворимой формы витамина Е. Они обладают способностью избирательно уничтожать клетки рака молочной железы, вызывая у них апоптоз. 

Апоптоз — это один из видов программируемой клеточной смерти. Препараты, индуцирующие апоптоз, действуют избирательно на определенные клетки, например, раковые, в отличие от препаратов, вызывающих некроз, когда гибнут все клетки, подвергшиеся воздействию.

Тесты проводились in vitro на культурах клеток рака молочной железы, глиобластомы (опухоль мозга) и клетках рака легкого.

> — Сейчас мы показали только более избирательную цитотоксичность (способность вызывать гибель клеток) производных на основе α-токоферил сукцината (витамина Е) по отношению к клеткам рака молочной железы, нежели к другим опухолевым культурам. Далее нужно посмотреть механизм: каким путем это происходит. Мы предполагаем, что соединения вызывают апоптоз через взаимодействие с митохондриями, так как увидели избирательное действие полученных конъюгатов на раковые клетки. У нас был контроль в виде нормальных клеток — человеческих фибробластов, и они выживали после обработки. Если бы это был некроз, все клетки, и раковые и нормальные, погибли бы, —  подчеркнула Татьяна Фролова.

Татьяна Фролова

Такая избирательность по отношению к раковым клеткам выглядит загадочно: складывается ощущение, что препарат «знает», какие клетки стоит убивать:

 —  У нас есть гипотеза, что в силу закисления раковыми клетками своей среды обитания наши соединения становятся более активными, поэтому могут проникнуть в раковые клетки, а в нормальные — нет, — уточнила  Татьяна Фролова.

Младший научный сотрудник НИОХ СО РАН аспирант лаборатории фармакологических исследований Марина Борисова исследует противоязвенную активность новых химических соединений на основе веществ природного происхождения, в частности, производных α-пинена — важного компонента смолы хвойных деревьев, скипидара, который является перспективной платформой для органического синтеза, в том числе, в области медицинской химии. Пять из двенадцати новых полученных соединений обладают выраженным противоязвенным действием, а одно (под рабочим названием 1а) показало эффективность почти в полтора раз выше, чем у широко применяемого в медицине препарата «Омепразол».

Марина Борисова

Три исследованных соединения в эксперименте также проявили противовоспалительную активность, причем соединение 1а в наибольшей степени способствовало сокращению воспалительного отека у животных. Его активность в 1,8 раза выше, чем у нестероидного противовоспалительного препарата «Диклофенак натрия». Более того, одним из побочных эффектов последнего является индукция язвообразования, а новые соединения не обладают таким свойством.

— Это исследование представляет собой скрининг противоязвенной и противовоспалительной активности соединений, в нем мы определяем, есть ли у синтезированных веществ фармакологическая активность и насколько она выражена. Механизм противоязвенного действия изученных соединений пока неясен. В процессе дальнейшей работы, используя другие модели язвообразования, мы посмотрим, на какие молекулярные мишени влияет вещество. Пока применялась только индометациновая модель: мы вызывали у подопытных животных язву введением нестероидного противовоспалительного препарата. Существуют и другие модели — спиртовая, гистаминовая язва и так далее, вызывающие язвообразование через иные механизмы, которые позволят нам установить принцип действия веществ,  — прокомментировала Марина Борисова.


ИСТОЧНИК:

НАУКА В СИБИРИ, 16.06.2017

Губернатор Владимир Городецкий прибыл на торжественный прием, посвященном 80-летию Новосибирской области и 60-летию со дня образования Сибирского отделения Российской академии наук. 

Поздравляя сибирских ученых с этими знаменательными событиями, глава региона подчеркнул, что двойной юбилей в очередной раз доказывает тесную связь науки с жизнью Новосибирской области, влияние Академгородка на развитие экономики, промышленности, социальной сферы региона. 

"Без появления на территории области СО РАН наш регион пошел бы совсем по другому пути развития. Научный потенциал, возможности наших институтов - это главное богатство, которое определяет инновационный и высокотехнологичный вектор развития, которому мы планируем следовать и в будущем", - заявил губернатор.

Губернатор вручил юбилейные медали «80 лет Новосибирской области» учёным СО РАН 

Владимир Городецкий напомнил, что многие проекты, направленные на развитие региона, были разработаны в тесном взаимодействии с учеными СО РАН. Последний яркий пример - программа реиндустриализации экономики Новосибирской области, одобренная на федеральном уровне. Также среди успешных востребованных проектов - форумы "Технопром", "Транспорт Сибири", "Интерэкспо ГЕО-Сибирь", которые неизменно привлекают большое количество участников, экспертов.

"Вы являетесь создателями уникальных научных школ, авторами множества востребованных разработок и технологий. Эта памятная награда - знак безграничного уважения нашего общества, дань признательности людям, определившим развитие нашего региона", - подчеркнул во время церемонии вручения медалей "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН губернатор.


Губернатор вручил юбилейные медали «80 лет Новосибирской области» учёным СО РАН 

Для справки 
Юбилейная медаль "80 лет Новосибирской области" была учреждена Постановлением №200, подписанным губернатором 27 сентября 2016 года. Медаль изготавливается из металла золотистого цвета, имеет форму круга диаметром 32 мм. На лицевой стороне юбилейной медали изображен географический контур Новосибирской области, на оборотной - объемный герб региона.



Источники

Губернатор вручил юбилейные медали "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН 
НОВОСТИ СИБИРСКОЙ НАУКИ(www.sib-science.info), 08/06/2017
Губернатор вручил юбилейные медали "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН 
Глас Народа (glasnarod.ru), 07/06/2017
Губернатор вручил юбилейные медали "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН
Официальный сайт губернатора и Правительства Новосибирской области (nso.ru), 07/06/2017
Губернатор Новосибирской области вручил медали ученым СО РАН
ИА 1-LINE (1line.info), 08/06/2017
Губернатор Новосибирской области вручил медали ученым СО РАН
Gorodskoyportal.ru/krasnoyarsk, 08/06/2017
Губернатор вручил юбилейные медали "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН
Vestisibiri.ru, 08/06/2017
Губернатор вручил юбилейные медали "80 лет Новосибирской области" ученым СО РАН
Департамент образования Новосибирской области (minobr.nso.ru), 08/06/2017
Новосибирский институт органической химии (НИОХ СО РАН) и Новосибирский национальный исследовательский государственный университет (НГУ) с 5 по 9 июня проводят Всероссийскую научную конференцию с международным участием «Современные проблемы органической химии», посвященную 110-летию со дня рождения основателя и первого директора НИОХ СО РАН, первого заведующего кафедрой органической химии НГУ академика Николая Николаевича Ворожцова.

Целью конференции является обсуждение последних достижений и перспектив развития работ во всех областях физической и синтетической органической химии, химии природных соединений, развитие научного сотрудничества между отечественными и зарубежными исследователями, научными институтами и вузами.

Научная программа конференции включает пленарные, устные и стендовые доклады, сессию докладов молодых ученых по следующим направлениям:

  • Химия ароматических, фторорганических, гетероциклических и гетероатомных (содержащих атомы азота, серы и др.) соединений, включая стабильные радикалы.
  • Синтез, изучение свойств и формирование органических, гибридных и полимерных материалов. Разработка научных основ технологий получения практически важных веществ и препаратов.
  • Методы и технологии выделения, химическая природа, реакционная способность и биологическая активность растительных метаболитов. Направленные синтетические трансформации, изучение фармакологических свойств и механизма действия биологически активных агентов природного и синтетического происхождения.
  • Изучение механизмов реакций органических соединений, молекулярных пере-группировок, строения и свойств соединений и активных промежуточных частиц, включая квантово-химические методы расчета структуры и свойств веществ.
Сайт конференции

Программа мероприятия доступна по ссылке

Академик Николай Николаевич Ворожцов (06.06.1907 - 24.05.1979) – выдающийся ученый-химик, организатор науки и общественный деятель. Он был директором Научно-исследовательского института органических полупродуктов и красителей (НИОПиК) в Москве, принял активное участие в создании Сибирского отделения Академии наук СССР, являлся организатором и первым директором Новосибирского института органической химии, членом Президиума СО АН СССР. Основное направление научных работ Н.Н. Ворожцова - химия и технология соединений ароматического ряда. Им разработаны важнейшие разделы химии ароматических соединений, такие как нуклеофильное замещение и процессы изомеризации, переработка ароматического сырья и синтез функционализированных аренов.

ИСТОЧНИК:

Сайт НГУ, 06.06.2017

 

5-9 июня 2017 года в Новосибирске состоится Всероссийская научная конференция с международным участием «Современные проблемы органической химии», посвящена 110-летию со дня рождения академика Николая Николаевича Ворожцова – основателя и первого директора НИОХ СО РАН. 

Научная тематика:

  • Синтетическая органическая химия (включая химию гетероциклических и фторорганических)
     
  • Химия природных соединений
     
  • Физическая органическая химия
     

Сайт мероприятия

Программа

ИСТОЧНИК:

Сайт Президиума СО РАН 04/06/2017

21 мая – Международный день памяти жертв СПИДа. Новосибирская область в числе десяти регионов, наиболее поражённых ВИЧ: инфицированы 32 тысячи человек. Динамика заболеваемости выше, чем по стране. О лечении и профилактике рассказывает молекулярный биолог профессор НГУ Сергей НЕТЁСОВ.

Среди соседей тяжелее ситуация только в соседних Кемеровской и Иркутской областях. А на первом месте в России – Свердловская область и Екатеринбург.

Практически во всех регионах мира ВИЧ-инфекция убывает, а в нашей стране растёт. Основной путь её передачи –   наркотический, однако сегодня увеличивается заражённость через половые контакты, причём не только у людей с «неправильным» поведением, но и в благополучных гетеросексуальных парах.

К сожалению, всё более распространённым становится и путь передачи вируса от матери к ребёнку, далеко не все инфицированные родительницы принимают противовирусную терапию. А ведь при лечении титры ВИЧ сильно падают, и инфицированная женщина может родить здорового малыша.

А вот при нанесении татуировок и прокалывании пирсинга вероятность «подхватить» болезнь довольно мала – если только операция делается не специалистами, не в стерильных условиях и не одноразовыми инструментами. Переливание крови сейчас безопасно: зарегистрированы лишь доли процента заражения таким путём, а в нашей области подобных случаев вообще нет.

Надо знать, что диагноз нельзя поставить на следующий день после заражения. Инфекцию можно обнаружить только через 2-3 месяца. Поэтому тест на ВИЧ людям из группы риска надо делать регулярно.

Если инфицированный человек будет лечиться, то он сможет прожить ещё 20-30 лет. Только принимать препараты надо постоянно, всю жизнь. Лечение недешёвое, именно поэтому в большинстве развитых стран оно оплачивается государством. К сожалению, препараты первого поколения очень «жёсткие» (есть ещё второго и третьего поколения), дают много осложнений: ожирение, большую нагрузку на сердечно-сосудистую систему, постоянную тошноту или диарею.

Одна из задач новой стратегии противодействия распространению вируса – информирование населения. Пока просветительская деятельность в нашей стране находится на низком уровне, а в школах, колледжах, вузах – практически отсутствует. Хотя именно среди молодёжи в первую очередь и надо проводить эту работу.

Сейчас на федеральном уровне идут дискуссии о том, что следует увеличить финансирование на лечение инфицированных. Пока терапию за счёт государства получает только 35% пациентов. При том, что годовой курс лечения стоит несколько тысяч долларов. Для помощи 95% заболевших к 2020 году необходимо 17,5 млрд рублей, из них 13,2 млрд надо потратить на лечение, 3,2 млрд – на диагностику, 1,1 млрд – на контроль ситуации. Но Министерство финансов РФ ещё не поддержало инициативу по дополнительному выделению денег.

Между тем, у нас в Институте органической химии СО РАН в сотрудничестве с НГУ ведутся исследования по поиску перспективных препаратов. Правда, пока они дальше «доклиники» не продвинулись. Это долгий путь, который обычно занимает от 10 до 15 лет, да и найти фирму, которая бы согласилась спонсировать дорогостоящие исследования – большая проблема. Затем последуют клинические испытания – 30-50 миллионов рублей. А ещё нужно найти больных, которые бы согласились на себе испытывать новое лекарство, и наблюдать их не менее года.

Более перспективно – взять технологии препаратов, которые уже отработаны на мировом рынке, с оконченным сроком действия патентов и начинать производство дженериков здесь. Примеры такого производства уже есть, например, в Иркутской области, где начался выпуск препаратов первого и второго поколений. Теперь лекарство сможет купить любой человек по цене, намного ниже зарубежной. Вероятно, в ближайшие год-два многие фармкомпании страны захотят выпускать такие лекарства, ведь рынок в России огромный – больше миллиона человек, которым предстоит принимать препараты всю жизнь.

К сожалению, наряду с теми, кто ищет пути решения проблемы, есть люди, скрывающие диагноз, они обследуются только анонимно, не принимают препараты и даже бравируют этим, подвергая сомнению существование инфекции. Некоторые известные журналисты даже пропагандируют отказ от лечения. Прислушиваясь к мнению общественных деятелей, многие инфицированные продолжают заражать других. По подсчётам специалистов, в России несколько десятков тысяч таких ВИЧ-террористов, есть они и в других странах. Осознание наступает на поздней стадии, и через год-два больные погибают.

И в этой ситуации как никогда актуально выражение: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Ольга СТРИКУН

ИСТОЧНИК :

Газета «Навигатор» - В антирейтинге по ВИЧ, №19 от 19.05.2017

Инновации в фармацевтике требуют субсидий, гарантий стартового спроса, отказа от сиюминутного экономического эффекта и доступа на глобальный рынок. 


Аналитический центр "Эксперт" представляет рейтинг инновационной активности фармацевтических компаний. Ключевым показателем для ранжирования стали полученные ими в 2000-2016 годах российские патенты (на наш взгляд, это вполне достаточная для отрасли глубина анализа). Безусловно, мы понимаем, что факт закрепления права на изобретение не единственный (да и, наверное, не достаточный) критерий оценки технологического развития. Но применить более адекватный подход пока не представляется возможным. Одна из главных причин - исключительная закрытость и неконтактность фармацевтических предприятий. В них, как правило, налажена односторонняя связь по принципу "напишите на общую почту, и если нам станет интересно, то мы с вами свяжемся". Однако реакции в подавляющем большинстве случаев мы так и не дождались.

Учреждением с самой высокой долей действующих патентов - 80% - является Новосибирский институт органической химии (основная область интересов - противоопухолевые препараты).

Решение исследовать патентную активность фармкомпаний мы приняли, руководствуясь всего одним соображением. В 2011 году в стране стартовала масштабная программа "Фарма-2020". Ее цель - создание в России отрасли, способной разрабатывать оригинальные и конкурентоспособные на мировом рынке препараты. Но пока инновационный сценарий, кажется, не запущен. Эксперты на различных площадках по-прежнему говорят о серьезной импортозависимости и политике воспроизводства чужих технологий. Нам хотелось посмотреть, насколько мы интеллектуально сильны хотя бы в масштабах внутреннего рынка.

Фармацевтика индивидов

Перед тем как перейти к выводам, считаем нужным сделать ряд важных оговорок. Во-первых, результаты 2015-2016 годов в будущем могут быть скорректированы. Дело в том, что информация о заявках и патентах появляется в базах данных (особенно международных) с достаточно большим опозданием. Формальный срок публикации заявки на изобретение - 18 месяцев.

Во-вторых, в основу поиска мы положили анатомо-терапевтическо-химическую классификацию (АТХ) лекарственных средств в комплексе с международной патентной классификацией. Однако очевидно, что под нее подпадают не все фармакологические разработки (зачастую их защищают как химическое соединение, в АТХ не попадающее).

В-третьих, в ходе исследования мы обнаружили гигантский разрыв между результатами компаний и общим числом полученных патентов. Углубленный анализ показал, что около 80% российских изобретений в области фармацевтики оформлены на физических лиц (это в два - два с половиной раза больше, чем, например, в инженерных областях). Безусловно, существенная их часть может быть аффилирована с исследовательскими организациями и компаниями. Но выяснить это на данном этапе невозможно: ассоциация тысяч авторов с фирмами и научными учреждениями чрезвычайно трудозатратна).

Почему большинство патентов в фармацевтике принадлежит частным лицам - вопрос, который пока остается за рамками нашего исследования. Одна из предварительных гипотез: на физлиц, как правило, оформляются изобретения, не требующие глубоких исследований и существенного финансирования.

В-четвертых, в итоговых таблицах общее число патентов не совпадает с их суммой по предметным областям. Дело в том, что ряд изобретений обладает широким спектром действия, потому "закрывает" сразу несколько категорий АТХ. Мы старались избежать двойного счета. В тексте и графиках данные по суммарному числу патентов и заявок тоже "очищены".

И наконец, в-пятых, под отечественными компаниями мы подразумевали фирмы, бенефициарами которых являются российские граждане и/или налоговые резиденты. Мы полагаем, что в рассуждениях об интеллектуальной собственности такая формулировка выглядит справедливой.

farm.JPG 

Боевая ничья

За 2000-2015 годы авторы фармизобретений подали почти 20 тыс. заявок на регистрацию патентов в России. Наиболее активны они были в начале 2000-х, затем начался спад. В результате в 2015-м число заявок ограничилось 386 - это в четыре раза меньше, чем в пиковом 2002-м. Завотделом лекарственных средств и неорганической химии Федерального института промышленной собственности Владимир Семенов объяснял тренд так: "Новых тенденций не возникает. Новых органических соединений практически нет. Соответственно, угасает и ранее перспективное направление составления композиций на основе новых соединений".

Отличительная особенность фармотрасли - чрезвычайно высокая доля заявок, реализованных в патенты. За 16 лет она составила почти 74%, а за последние пять - 85%. Из общей благостной картины выбиваются только 2002-2004 годы: в этот период показатель упал до 37,5%. Мы полагаем, что быстрый рост доходов граждан в начале 2000-х спровоцировал так называемую патентную войну. Фармкомпании тогда во что бы то ни стало стремились первыми зарегистрировать свои изобретения и на какое-то время монополизировать рынок.

Если отсортировать патенты по дате публикации (а не по дате подачи соответствующих заявок), то за 17 лет их окажется 17 100. Из них 9000 зарегистрированы на резидентов, 8100 - на иностранцев. Наиболее удачным периодом для отечественных изобретателей были кризисные годы: тогда по числу патентов они вдвое опережали зарубежных коллег. С 2010 года резидентам удалось обогнать нерезидентов только дважды - в 2012-м и в 2014-м.

Однако общий ничейный результат складывается из совершенно противоположных показателей в отдельных сегментах. Так, иностранные компании значительно обгоняют отечественные в сегментах препаратов для лечения сердечно-сосудистых, респираторных и нервных заболеваний, а также в секторе противоопухолевых и гормональных препаратов. Российская зона - урогенитальные патологии, микробиология, паразиты и кроветворение. В последней области сложилась любопытная ситуация. Рассматриваемый нами 17-летний период делится на две равные части: с 2000 по 2007 год нерезиденты получили 307 патентов и в два с половиной раза обогнали резидентов. Затем случился разворот на 180 градусов: с 2008-го по 2016-й отечественные фирмы зарегистрировали 394 изобретения, а иностранцы - всего 231.

Три самых емких с точки зрения изобретательской активности сегмента - препараты, влияющие на пищеварительный тракт и обмен веществ (суммарно резидентами и нерезидентами получено 3600 патентов), а также противоопухолевые (3054) и противомикробные препараты (2989).

farm1.JPG 

Инноваторы Руси

Теперь непосредственно об изобретателях. По нашим расчетам, с 2000 по 2016 год 30 наиболее активных иностранных фармкомпаний зарегистрировали в России больше 3000 патентов. 52% из них действуют по сей день.

Лидер здесь швейцарская Hoffmann - La Roche. За 17 лет она зарегистрировала 480 ноу-хау (197 из них активны). Ключевые ниша фирмы - препараты, влияющие на пищеварительный тракт и обмен веществ (142 патента), препараты для лечения заболеваний нервной системы (185) и противоопухолевые препараты (113).

На втором месте Novartis AG (Швейцария, 401 патент). Ее ключевые компетенции - противоопухолевые препараты (140 зарегистрированных изобретений). Замыкает тройку шведско-британская AstraZeneca AB (259 российских патентов). Основная специализация - противоопухолевые препараты, препараты для лечения заболеваний нервной и респираторной систем, а также влияющие на пищеварительный тракт и обмен веществ.

Российские фирмы по числу патентов значительно уступают иностранным. Однако это, вероятно, связано с более распространенной практикой регистрации изобретений на физлиц (например, на основателей). Безоговорочный лидер по числу оформленных ноу-хау - "Акрихин", почти в два раза обогнавший ближайшего преследователя. Все 98 патентов компании являются действующими (редкость для фармрынка). Главные компетенции фирмы - противомикробные препараты (35 патентов), препараты, влияющие на пищеварительный тракт и обмен веществ, а также препараты для лечения заболеваний кожи.

В портфеле "Акрихина" более двухсот наименований лекарственных средств. С 2004 по 2016 год центр научных исследований и разработок компании передал в производство 50 новых лекарственных препаратов. В 2016-м на предприятии закончилась пятилетняя программа модернизации стоимостью 35 млн евро.

Второе место среди "отечественных" фирм по числу российских патентов является "Алла Хем" (51). Мы не зря взяли слово "отечественных" в кавычки. Строго говоря, Alla Chem, основанная в марте 2004-го, - компания зарубежная: ее центральный офис располагается в фешенебельном районе Майами. К российским мы ее относим благодаря основателю - профессору Александру Иващенко, заслуженному изобретателю СССР, соавтору более 250 патентных публикаций. Ключевая компетенция "Алла Хем" - препараты для лечения заболеваний нервной системы.

farm2.JPG 

Тройку отечественных компаний замыкает компания "Ниопик" с 42 патентами. Это ФГУП, созданное еще в 1931 году на базе лаборатории акционерного общества "Русско-краска". Предприятие не является чисто фармацевтическим, "Ниопик" производит лекарственные препараты и субстанции, красители и пигменты, материалы для электроники и лазерной техники, дезинфицирующие средства, химикаты для различных отраслей промышленности. 80% зарегистрированных изобретений относятся к сегменту противоопухолевых препаратов. Главное направление исследований - онкология.

У компаний, входящих в топ-20 отечественных фармпроизводителей, действующими являются 83% российских патентов. Это предсказуемый результат, поскольку внутренний рынок для них основной.

Следующим объектом нашего интереса стали российские научные учреждения. Смешивать их с компаниями было бы не совсем справедливо, поскольку их цели, задачи, рыночное поведение и источники финансирования кардинально отличаются. Одно из ярких доказательств - доля действующих патентов. У НИИ она составляет всего 23,5%. Коммерческие предприятия такого "расточительства" (или альтруизма) себе позволить не могут.

Лидерами рейтинга в этом секторе стали две узкоспециализированные организации - Ростовский научно-исследовательский онкологический институт и МНТК "Микрохирургия глаза" им. С. Н. Федорова. У первого 190 из 207 патентов получены в области противоопухолевых препаратов. У второго 160 патентов из 187 - препараты для лечения заболеваний органов чувств.

На третьем месте - Башкирский государственный медицинский университет (162 патента). Его исследовательский портфель более сбалансирован: здесь и противомикробные препараты, и препараты, влияющие на пищеварительный тракт и обмен веществ, и препараты для лечения заболеваний кожи и сердечно сосудистой системы.

Учреждением с самой высокой долей действующих патентов - 80% - является Новосибирский институт органической химии (основная область интересов - противоопухолевые препараты).

Приоритеты новой фармы

Медкомпаниям в России, прямо скажем, есть за что биться. По данным DSM Group, объем отечественного фармрынка в 2016 году достиг 1,34 трлн рублей (плюс 6,6% к 2015-му). Из них 330 млрд пришлось на госзакупки, 209 млрд - на БАДы, 806 млрд - на коммерческие продажи лекарств.

В денежном выражении российские товары проигрывают импортным по всем статьям. В госпитальных закупках на первые приходится 34,7%, в сегменте льготного обеспечения - 29,5%, в аптечных продажах - 27,9%. При учете в упаковках ситуация, конечно, совершенно иная (например, поставки в больницы на 76% российские). Это подтверждают и цифры Минпромторга. Ведомство подсчитало, что доля отечественных товаров на внутреннем медрынке в деньгах - 30%, в абсолюте - 58%. Получается, что мы сильны в производстве дешевой продукции (причем в основном это дженерики и локализованные разработки), но однозначно проигрываем в области сложных, наукоемких препаратов.

Объем российского фармацевтического экспорта, по данным Минпромторга, в 2016 году прирос всего на 2% по сравнению с 2015-м и составил 540 млн долларов. Импорт за тот же период увеличился на 3,4%, до 9,1 млрд долларов.

И еще один любопытный показатель: российские врачи больше остальных доверяют лекарствам из Европы. Это выяснилось в ходе анкетирования DSM Group, проведенного в октябре 2016-го. Российские препараты для московских врачей на втором месте, а для региональных - только на третьем, вслед за американскими.

Разработка инновационных оригинальных препаратов, безусловно, идет. Однако не слишком быстро.

"Извлекать прибыль из воспроизводства продукции сегодня значительно проще, и бизнес это прекрасно понимает. Он выпускает и будет дальше выпускать дженерики, - констатировал в апреле на конференции "Фармэволюция" организованной "Ведомостями", партнер Deloitte Олег Березин. - Хорошо это или плохо? С одной стороны, такой подход противоречит вектору, обозначенному в программе "Фарма-2020". С другой стороны, мы не сможем перейти к инновационному сценарию, пропустив этап трансферта технологий. Сейчас для нас главная задача - научиться воспроизводить лучшие мировые практики. Но этот период, судя по всему, закончится довольно быстро. И пора начать задумываться: а что дальше?" По мнению экспертов и предпринимателей, госполитика в области инновационной фармы должна иметь в виду пять приоритетов. Первый - длинный горизонт планирования и гарантия стартового спроса на инновационные разработки со стороны государства.

"Мы занимаемся вакцинами, требования к качеству которых одни из самых высоких, потому что речь идет о здоровье детей, - комментирует президент компании "Нанотек" Владимир Христенко. - Разработка подобных продуктов исключительно затратна - и по времени, и по деньгам. Например, вывод на рынок европейской хорошо известной вакцины против полиомиелита занял у нас пять лет. В ближайших планах - запустить производство созданной с нуля вакцины против вируса папилломы. С момента появления идеи о ее разработке прошло десять лет. Наш единственный клиент на российском рынке - Минздрав, составляющий календарь прививок. Никакой гарантии, что он внесет в него твой препарат, нет. То есть ты должен финансировать проект на свой страх и риск. Практика показывает, что людей или структур, готовых инвестировать в такого рода бизнес, не очень-то много. Это реальные инновации, оригинальные разработки. Но получить под них от Минздрава контракт хотя бы на два-три года невозможно, ведомство действует в рамках однолетнего бюджета. Стратегии развития календаря прививок нет. "Большая фарма" может диверсифицировать риски, не срослось у нее что-то на одном рынке - закроет другим. У нас, новых российских компаний, такой возможности нет. В рамках годового планирования достичь каких-то прорывов в области здравоохранения проблематично".

Второй приоритет - фармаэкономика

Речь идет о пересмотре подхода к госзакупкам, ключевым критерием которых до сих пор остается цена препарата. В этих условиях инновационные разработки, которые обладают более высокой эффективностью и безопасностью, но стоят чуть дороже, ни за что не смогут обойти конкурентов. Меньшее количество побочных эффектов и походов к врачу, сокращение расходов на госпитализацию - эта экономия иногда в разы превосходит разницу с аукционной стоимостью товаров. Однако пока эти аргументы с трудом воспринимаются в Минздраве.

Третий приоритет - субсидии и льготы предприятиям, занимающимся разработкой и запуском оригинальных инновационных препаратов. Здесь же поддержка фармацевтических стартапов в части масштабирования их разработок и поиска индустриальных партнеров, заинтересованных в выводе нового товара на рынок.

Четвертый приоритет - доступ к глобальному рынку. Фармацевты полагают, что российский рынок слишком мал, чтобы окупить вложения в производство инновационных продуктов или за счет эффекта масштаба снизить стоимость их выпуска. Председатель правления Калужского фармацевтического кластера Иван Глушков приводит такие данные: в ценах конечного потребления россиянин тратит на лекарства в среднем восемь тысяч рублей в год, в Польше этот показатель вдвое больше, в Германии и Франции - в 15 раз.

"В России мы сотрудничаем практически со всеми фармкомпаниями и понимаем, что расти прежними темпами на старой базе у нас не получится, - рассуждает президент "Активного компонента" (производитель субстанций) Александр Семенов. - Если мы хотим добиться большего, нужно выходить на зарубежные рынки. Мы это делаем: заключили контракты в Сербии и Белоруссии, возможно, начнем поставки немецкой Stada. Государственная экспортная политика должна быть целостной и жестко структурированной. В Индии и Китае, например, компаниям по факту возвращают часть стоимости товара за то, что они вывозят его за рубеж. Такой подход заставляет завидовать".

Конкретный пример перспективной экспортной ниши - интермедиаты и фармсырье. Не исключено, что в ближайшем будущем в промышленности главного импортера этих продуктов - Китая - произойдут масштабные изменения.

Стремление к экологичности потребует серьезной перестройки производств, в том числе тех, что выпускают медицинскую продукциу. "На это потребуется года три, - подытоживает Александр Семенов. - Это отличная возможность занять освободившееся пространство".

Пятый приоритет - поддержка кластерных инициатив. Соответствующая программа, когда-то запущенная Минэкономразвития, свое действие прекратила. На смену ей пока ничего не пришло. "По факту кластеры - это такие клубы по интересам, - сетует Иван Глушков. - И реальной финансовой поддержки со стороны государства они пока не имеют".

Не так давно гендиректор российского подразделения концерна Bayer Нильс Хессманн заметил, что инновации в фармацевтике стоят очень дорого. В зависимости от продукта они могут составлять один-два миллиарда евро. В России, суммы, конечно скромнее - сотни миллионов (иногда миллиарды) рублей. Но и это гигантские деньги. Пока складывается ощущение, что их вложение в России во многом авантюра с элементами расчета. А хочется, чтобы было наоборот.

Сергей Ермак



Источники

Фарма haute coutureЭксперт, 29/05/2017

Лекции, посвященные городским дням науки, прошли в рамках предстоящего 60-летия Сибирского отделения Российской академии наук . Школьники подтянули знания по предметам в тех или иных сферах, узнали о сложном в простой и понятной форме, а также отметили выступления лекторов рисунками, портретами и благодарственной валентинкой. 

На протяжении всего апреля в рамках городских дней науки ученые СО РАН ездили в школы районов Новосибирска, чтобы рассказать о самых разнообразных областях своих исследований. Одна из первых лекций состоялась в гимназии № 7: для учеников гуманитарного профиля о биологии и некоторых работах Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН рассказал его научный сотрудник Даниил Гладких. Свое повествование он завершил историей про бессмертные раковые клетки: еще в XX веке в США Генриетта Лакс умерла от рака, а лечащий врач погибшей ради научного любопытства взял клетки ее опухоли и вырастил в чашке. Однажды он заметил, что клетки не умирают - так как в них не было предела деления из-за способности наращивать собственные теломеры (обычно они укорачиваются при каждом делении клетки, и потому количество раз, когда та может поделиться, ограничено). Эти бессмертные части опухоли помогли ученым провести множество экспериментов, и сейчас их количество на планете исчисляется 12 тоннами. 

Ученики прослушали выступления и на гуманитарные темы: так, главный научный сотрудник Института филологии СО РАН доктор филологических наук Ирина Шапошникова прочла лекцию об особенностях разных языков в школе № 97. Оказывается, когда мы произносим слова, нейроны протаптывают "дорожки" в нашем мозгу. Наиболее часто употребляемые слова образуют целые "магистрали", и именно из них формируется ядро языкового сознания - причем у носителей разных языков оно может очень сильно отличаться. Например, в английском ядре присутствует понятие sex, а в русском ничего подобного нет. 
Алексей Дорошков
Ядро языкового сознания - слова, которые чаще всего приходят в голову людям того или иного региона в качестве ассоциаций к наиболее употребляемым и социально значимым словам. В разные слова те или иные культуры вкладывают разные значения.

В той же школе младший научный сотрудник Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН Анна Дружкова отметила, что каждый вид, который мы сейчас можем наблюдать, является самым адаптивным к имеющимся условиям. В природе не бывает, чтобы выживал самый неприспособленный и слабый, так что наша "прапрапрабабушка" была самой умной, самой красивой и выбрала самого лучшего "прапрапрадедушку", а в результате многих лет такой эволюции появились мы.

Исследователи затрагивали и другие аспекты биологии. Так, в школе № 195 о регенерации рассказал сотрудник ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН кандидат биологических наук Алексей Дорошков. Он поведал, что большинству из нас восстановление утраченной структуры удавалось наблюдать еще в детстве: когда юные натуралисты разрезали дождевого червя, тот выживал, и из передней части животного полностью регенерировалась новая особь. Подобный процесс имеет и другие проявления: восстановление всего тела, какой-то крупной структуры, кусочка внутреннего органа, покровов, тканей или отдельных клеток. Взять хотя бы образование рубца на коже, если имелся глубокий порез, или воссоздание первоначальной ткани печени - правда, орган не всегда остается похожим на прежний по форме. 

Во время необычных уроков школьники не единожды открывали для себя что-то новое. В частности, сотрудник Новосибирского института органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН доктор химических наук Александр Макаров в лицее № 130 с научной точки зрения рассказал о пальмовом масле и других якобы вредных добавках. Действительно, половина ссылок про глутамат натрия в поисковиках - настоящая страшилка. Однако такая пищевая добавка нам просто необходима: как строительный элемент белков или нейромедиатор - служащее для передачи информации от одного нейрона к другому вещество. Так что если организм не получает глутамат натрия с пищей, то вырабатывает его самостоятельно. К тому же эти вещества в пять раз менее токсичны, чем поваренная соль.

На других лекциях ученые тоже развеивали научные мифы и слухи. В лицее № 130 научный сотрудникИнститута геологии и минералогии имени В.С. Соболева СО РАН кандидат геолого-минералогических наук Сергей Ращенко вспомнил: чтобы проверить алмаз на прочность, "эксперты" из Интернета зачастую советуют ударить по нему молотком - будто бы драгоценный камень является самым твердым веществом, а значит, все выдержит. Однако геолог отговаривает от подобных экспериментов, если вам, конечно, не нужна алмазная крошка: ведь твердый - еще не значит прочный. В то же время в лицее № 12 сотрудник ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН кандидат биологических наук Нариман Баттулин образно и доступно поведал школьникам о том, как генетически модифицированные организмы - один из самых главных "кошмаров" современности - помогают победить болезни и голод. Также о важности ГМО - теперь уже в мире биотехнологий - в школе № 141 рассказала кандидат биологических наук Анна Эрст из Центрального сибирского ботанического сада, заодно продемонстрировав отлично чувствующую себя в колбах культуру hairy root - генетически трансформированные корни растений.
Анна Эрст
Самая большая аудитория собралась в школе № 15: на лекцию сотрудницы Института систематики и экологии животных СО РАН Софьи Пантелеевой пришли гости сразу из восьми школ! Исследовательница говорила о "языке" муравьев, в котором насекомые используют разные системы: например, химическую коммуникацию. Если муравей-фуражир (добытчик) нашел новый источник пищи, он, возвращаясь в гнездо, метит дорогу, по которой до лакомства добираются его собратья. Попадая в гнездо с вестью о еде, разведчик может делать специальные телодвижения - подергивать брюшком, - и когда ему таким образом удается привлечь внимание товарищей, он выводит их на след к пище. Также муравьи взаимодействуют с помощью антенн. На кончиках каждой из них есть чувствительные сенсиллы - органы как химического чутья, так и тактильной коммуникации. При помощи своеобразного кода насекомые передают друг другу информацию: рыжие лесные муравьи могут таким образам сообщать о количестве поворотов до пищи.

Настоящий язык есть только у человека: когда мы говорим о животных, то либо ставим слово "язык" в кавычки, либо называем это явление "коммуникативными системами".

Ученики особенно благодарили лекторов за актуальные темы, одной их которых были способы лечения рака - послушать об этом в школу № 15 пришли гости уже из десяти учебных заведений. Научный сотрудникИнститута ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН Александр Кузнецов рассказал о том, как можно лечить рак, в каких случаях применяется облучение раковой опухоли, и почему бор-нейтронозахватная терапия так интересна ученым - прежде всего из-за того, что с ее помощью можно уничтожать опухоли, которые больше никак не лечатся. Александр Кузнецов также вспомнил про жизнь людей, открывших радиоактивные элементы. Негативное влияние радиации на организм человека вообще было обнаружено случайно - в частности, французский физик Антуан Анри Беккерель носил ампулу с препаратом в кармане рубашки, и его кожа покраснела именно в этом месте. По какой-то причине он счел это хорошим знаком и продолжил эксперимент уже с ношением ампулы на запястье, где в результате образовалась язвочка.

В школе № 109 учащиеся постигали физику: научный сотрудник Института автоматики и электрометрии СО РАН кандидат физико-математических наук Илья Ватник рассказал, как работает самый длинный в мире лазер, и даже дал ребятам попробовать себя в роли фотонов, которые передают информацию на тысячи километров по волоконным проводам, проложенным на дне океана. В Аэрокосмическом лицее имени Ю.В. Кондратюка ученики особенно были рады математике: сотрудник Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН доктор физико-математических наук Александр Гутман предложил решать задачи в соревновательном формате, что очень понравилось школьникам.

Лекторы не обошли стороной и историческую тематику. В лицее № 159 сотрудник Музея города Новосибирска Евгений Антропов поведал, что рядом со станцией метро "Октябрьская", за банками, где сейчас спрятался небольшой сквер, располагается археологический памятник "Чертово городище": когда-то с этого места можно было обозревать практически весь город. Вероятно, таинственное название объясняется тем, что когда туда пришли христиане, то обнаружили следы прошлых языческих построек. В начале 1930-х годов памятник "вскрыли" археологи и обнаружили там следы разных культур: последний слой относился к местным тюркоязычным народам - чатским татарам. В месте, где сейчас разбит сквер (сосны в котором, кстати, не искусственно насаженные, а реликтовые, что очень нетипично для города), раньше располагалась крепость, а с тыла ее прикрывали валы и рвы. По легенде, она охраняла переправу через Обь и имела непосредственное отношение к судьбе сибирского хана Кучума, после того как тот потерпел окончательное поражение в битве с отрядом царского воеводы Андрея Воейкова. Поговаривают, в Чертовом городище до сих пор спрятан клад с богатствами хана. 
Александр Гутман
В школе № 156 старший лаборант из Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН Данила Яковлев поделился интересными цифрами: самый большой из секвенированных на сегодняшний день геномов - у норвежской сосны. Он составляет более 20 миллиардов пар оснований, в то время как у человека - в несколько раз меньше. А младший научный сотрудник Института катализа СО РАН кандидат химических наук Юрий Дубинин поведал, что ежегодно в России образуется более семи миллионов тонн иловых осадков (в том числе - из отходов человеческой жизнедеятельности). Их захороняют на полигонах, где потом долго ничего не растет, так как эти осадки отравляют окружающую среду. Разработки Института катализа как раз направлены на решение экологической проблемы.

Рядом любопытных фактов делились и другие лекторы. В лицее № 113 также побывал Даниил Гладких: рассказывая о жителях морских и океанских глубин, исследователь удивил слушателей стратегией самцов рыб-удильщиков. Эти хитрые ребята кусают за бочок самку, превосходящую их размерами и способностью добывать пищу, а после этого, прицепившись и буквально внедрившись, радостно пользуются полезными веществами, витаминами и микроэлементами, которые им перорально поставляет невольная подруга. За свою лекцию ученый удостоился не только множества положительных отзывов от школьников, но и получил своего рода валентинку с надписью "Все было круто!" 

Наука открывает людям массу способов познать мир, а лекции успешных в своих сферах ученых - лучший метод для того, чтобы стать немного ближе к неизвестному. Не зря, рассказав в лицее № 12 о науке в целом и работе ученых в частности, сотрудница Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН кандидат химических наук Екатерина Белоусова подытожила:

- Если ты занимаешься наукой, то всегда будешь на коне. Ведь находясь в постоянном поиске новых знаний, ты получаешь возможность сотрудничать с самыми умными людьми из разных стран.

Сибирское отделение РАН благодарит замечательных ученых, которые выступили с научно-популярными лекциями в рамках городских дней науки, приуроченных к 60-летию СО РАН: Вячеслава Викторовича Каминского, Даниила Викторовича Гладких, Сергея Евгеньевича Седых, Татьяну Валерьевну Елисафенко, Екатерину Васильевну Кукарину, Александра Александровича Касатова, Артема Евгеньевича Настовьяк, Марию Александровну Юдину, Ирину Владимировну Шапошникову, Анну Сергеевну Дружкову, Игоря Николаевича Косенко, Алексея Гаврииловича Мензорова, Илью Сергеевича Михайленко, Алексея Владимировича Дорошкова, Людмилу Алексеевну Ильину, Владимира Николаевича Максимова, Наримана Рашитовича Баттулина, Екатерину Анатольевну Белоусову, Сергея Владимировича Ращенко, Александра Юрьевича Макарова, Софью Николаевну Пантелееву, Александра Сергеевича Кузнецова, Павла Александровича Цоя, Юрия Владимировича Сидорчука, Майю Александровну Дымову, Дмитрия Александровича Касатова, Александра Владимировича Кашковского, Евгению Федеровну Немову, Екатерину Евгеньевну Хогоеву, Дмитрия Борисовича Эпштейна, Илью Дмитриевича Ватника, Александра Ефимовича Гутмана, Владислава Фатыховича Склярова, Сергея Викторовича Кулемзина, Елену Анатольевну Королюк, Александра Николаевича Макарова, Евгения Владимировича Антропова, Ульяну Станиславовну Зубаирову, Василия Валерьевича Марусина, Ольгу Григорьевну Курскую, Оксану Михайловну Исаченко, Анну Алексеевну Эрст, Олега Петровича Пчелякова, Юрия Владимировича Дубинина, Данилу Алексеевича Яковлева, Николая Анатольевича Пушкаревского, Павла Олеговича Полянского, Ярослава Александровича Колесникова и Ивана Сергеевича Меренкова. 


А также выражает признательность научным организациям, подведомственным ФАНО, мэрии Новосибирска и Сибирскому территориальному управлению ФАНО за помощь в организации лекций. Отдельная благодарностьИнституту катализа им. Г.К. Борескова СО РАН и Институту нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН за помощь в организации транспорта для спикеров. 

Алена Литвиненко

Фото Юлии Поздняковой, Екатерины Пустоляковой



Источники

Дни науки: все было круто!

- Наука в Сибири (sbras.info), 05/05/2017

 

Знаменитому на весь мир Сибирскому федеральному биомедицинскому исследовательскому центру им. академика Е.Н. Мешалкина в нынешнем году исполняется 60 лет. К юбилею центр подошел с большим количеством достижений и собственных разработок, недаром на лечение сюда едут не только со всей страны, но и из-за рубежа. Чего же удалось достичь за эти годы и какие имеются планы на будущее?

В статье отмечено сотрудничество с НИОХ СО РАН

Директор СФБМИЦ академик А.М. Караськов: 

- Для нашей страны, да и всего мирового врачебного сообщества Е.Н. Мешалкин, имя которого носит наш институт, примерно как Ленин для коммунистов. Человек с удивительной судьбой. Вышел из семьи инженера-железнодорожника, окончил школу ФЗУ при заводе «Серп и молот», трудился чернорабочим. А в 1941 г. поступил в медицинский институт и с отличием его окончил. Оттуда был мобилизован в армию и отправился на фронт. Именно в годы войны он сделал два своих первых шва на сердце солдата, которые помогли спасти тому жизнь.

Вернувшись с войны, он в кратчайшие сроки создал интубационный наркоз, и благодаря этому стали возможны сложные операции на легких, на сердце, на других органах и системах. Это стало настоящим прорывом в хирургии: ранее даже успешно прооперированные больные нередко погибали от шока на операционном столе.

Для того чтобы оперировать на сердце, на магистральных сосудах, нужно было поставить рентген- диагностику сосудов. Эта процедура называется зондированием сердца, и ее введение также стало важной заслугой академика Е.Н. Мешалкина. Это позволило перейти к лечению коронарных артерий — стентировать, баллонировать их. За эту работу он получил премию им. С.И. Спасокукоцкого.

Им были созданы все предпосылки для того, чтобы начать оперировать на сердце. Первую операцию сделал его учитель А.Н. Бакулев, но в дальнейшем Евгений Николаевич разработал целый ряд новых методик, которые позволили вывести эти операции на новый уровень. А в 1957 г. он создал наш институт и стал его первым директором. На памятнике академику Е.Н. Мешалкину, установленном около института, написано, что он — основоположник кардиохирургии в нашей стране.

Сегодня мы говорим о российской кардиохирургической школе, которая существует благодаря Е.Н. Мешалкину. Тот же Н.М. Амосов считал себя его учеником. Сегодня мы выполняем более 20 тыс. различных операций в год. По большому счету это самая объемная технология лечения пациента. Заболевания сердца и крупных магистральных сосудов уносят более миллиона жизней в год и составляют более 60% в общей структуре смертности. Удельный вес заболеваний системы кровообращения пока лидирует.

— Знаю, что за последние десять лет был сделан большой рывок, продолжительность жизни в нашей стране увеличилась с 65 до 72 лет.

— Мы, кардиохирурги, внесли в это колоссальный вклад. Конечно, это далеко не предел. Однако и это дорогого стоит.

— Если двигаться в такой прогрессии, то лет через 30-40 будем жить до ста.

— Будем надеяться. Но тут важно внимание руководства страны. У нас всегда здравоохранение финансировалось по остаточному принципу. Какие-то подвижки за последние пять-шесть лет сделаны, спору нет, но тем не менее этого недостаточно. Если сравнивать с той же Америкой, то там финансирование на порядок больше. Без всяких сомнений, если хотя бы в полтора, в два раза увеличить этот объем, особенно на высокотехнологичные процедуры, то продолжительность жизни вырастет еще на пять-шесть лет.

Ну и, конечно, общество тоже должно быть повернуто лицом в нужную сторону— прежде всего, к здоровому образу жизни и профилактике заболеваний. Несмотря на то что мы постоянно популяризируем свою деятельность, проводим сотни различных школ по подготовке специалистов, все равно огромное количество пациентов приходят к нам в запущенном состоянии. Мы оперируем до 30% пациентов на терминальных стадиях, когда операция была показана еще 10-15 лет назад. Я считаю, что Госдуме надо принять закон об ответственности за свое здоровье. Во всем цивилизованном мире такой закон есть — у нас нет.

— Вы себя считаете учеником Е.Н. Мешалкина?

— Отчасти. Мой главный учитель — Е.Е. Литасова, которая возглавляла институт десять лет. с 1989 по 1999 г. Когда я сразу после института, в 1982 г., пришел сюда, начал работать под ее непосредственным руководством. Тогда она заведовала отделением патологии и хирургии врожденных пороков сердца. Приходилось, конечно, не раз оперировать с Евгением Николаевичем, нагоняи от него получать.

— Суров был?

— Да не то слово! Однажды, когда я уже возглавлял отделение, разжаловал меня в третьи ассистенты. Правда, Елена Евгеньевна через два месяца забрала меня обратно. Но адреналину хватало.

— Вы у него переняли такую манеру руководства?

— Нет, я очень демократичен. Хотя некоторые вещи, как я сейчас понимаю, в меня просто вросли. Это определенная жесткость, когда дело касается работы самой клиники, отношения к пациенту.

— С какими достижениями вы пришли к 60-летию института?

— Институт у нас — как атомная энергетика в мирных целях. Мы делаем десятки новейших разработок в год. Сегодня они знакомы всему миру. Это касается разработок в области аритмо- логии, эндоваскулярных технологий, где мы тоже достигли серьезных результатов. Мы — единственный центр, который делает больше 7,5 тыс. эндоваскулярных операций в год.

У нас сегодня выполняются все закрытые технологии. которые возможны в мире. Здесь очень много своих наработок. Мы уходим от широкомасштабной. травмирующей операции. Выполняем множество гибридных техник, держим мировое лидерство в выполнении так называемой процедуры Росса.

— Что это такое?

— Трансплантация сердца и процедура Росса были впервые выполнены одновременно — в 1967 г. Но трансплантацию сердца не назвали в честь первого ее автора, а эта процедура была названа в честь Дональда Росса, который ее и сделал. Смысл ее заключается вот в чем. Клапан легочной артерии и аортальный клапан — анатомически братья-близнецы, но нагрузки на них совершенно разные. Клапан легочной артерии держит нагрузку в четыре-пять раз меньше, хотя аортальный — это как ось Земли, то есть для человека это основной клапан. И если он поражен, замена ведет к серьезным последствиям. Даже если мы поставим механический или биологический протез, не получим нужного гемодинамического эффекта. Какой выход? Клапан легочной артерии переместить в левую сторону, на место аортального протеза. Это придумал Росс. В России такую операцию впервые выполнил в 1998 г. мой большой друг, главный кардиохирург Израиля профессор Бернардо Видне в стенах нашего института. А потом мы стали делать это сами. Сегодня наш опыт — более 1,3 тыс. таких операций.

При этом процедура Росса нами доработана и усовершенствована. Мы стали в дополнение к ней выполнять всю дугу аорты с брахиоцефалами, с сонными и подключичными артериями. Фактически мы добавляем пластические процедуры на других клапанах и комбинируем с шунтирующими операциями там, где поражены коронарные артерии. Такого никто в мире больше не делает.

— Академик А.Л. Асеев в свое время говорил, что не нужно ехать за рубеж, чтобы сделать операцию на сердце, лучше приезжать в клинику Б.Н. Мешалкина, здесь сделают лучше. Это правда? Или академик немного приукрасил?

— Без ложной скромности: он совершенно прав. Нередки случаи, когда к нам приезжают пациенты из Германии, где они были у специалистов, и те им говорят: езжайте лучше в Новосибирск, у них опыт значительно больше, результаты гораздо лучше. О зря потраченных за границей деньгах и говорить не приходится.

— Все знают о вашем институте патологии кровообращения, но не все знают, что вы занимаетесь целым рядом других заболеваний — онкологией, нейрохирургией...

— Мы— центр многогранный. У нас, например, лечатся дети начиная с первых дней жизни. Мы оперируем в перинатальный период, если это необходимо. Единственные в стране применяем многие новейшие технологии, можем, например, закрыть дефекты, не открывая грудную клетку, эндоскопически. У нас разработаны технологии, которые сегодня перенимают немцы, китайцы. У нас всегда полно иностранцев — учатся, интересуются, присутствуют на операциях. Английская речь звучит наравне с русской.

Роботы da Vinci, позволяющие делать суперсовременные робот-ассистированные операции, у нас появились позже, чем в некоторых ведущих московских клиниках. Но знаю, что кое-где у наших столичных коллег они просто стоят и не используются. А ведь это огромные деньги и колоссальные возможности. И мы их успешно применяем. Сегодня речь идет о сотнях таких операций в год.

У нас единственный центр в стране, который занимается симультанными, или сочетанными технологиями. Вот, например, приходит пациент с раком почки. Плюс у него поражен аортальный клапан, да еще коронарное русло забито. Этому пациенту все отказывают. Онкологи его не берут, потому что он не перенесет операцию. Кардиохирурги не берут— а какой смысл? Все равно, дескать, скоро умрет.

Он приходит к нам, и мы делаем ему все. Мы убираем раковую почку. Делаем пластику сосудов и параллельно оперируем на сердце. Результаты хорошие. Такие люди могут жить и хорошо себя чувствуют.

У нас работают онкологический корпус и нейрохирургический центр. Сегодня в эндоваскулярной нейрохирургии мы наголову выше всех прочих профильных медицинских институтов в стране. Ведь только мы берем детей с первых дней жизни. Мальформации и эндокраниальные аневризмы у ребенка в других местах берутся лечить только с трех лет. Если ребенок до этого возраста доживет. Патологии-то тяжелые. А мы берем с нуля— и вылечиваем их полностью. В этих процедурах сегодня мы лидируем. К нам приезжают пациенты из Москвы, из Санкт-Петербурга, из зарубежных стран.

У нас ведущий в стране центр ЭКМО — экстракорпоральной мембранной оксигенации, с помощью которой можно лечить почти все недуги, связанные с нарушениями кровообращения.

Есть разработки клеточных технологий. Это и геномика, и создание искусственных органов. Не всегда можно «починить» сердце или другой орган, проще поменять на идентичный, но здоровый. Донорский орган под рукой оказывается не всегда, да и может не подойти. Выращивание органов с нужными характеристиками — это будущее медицины. И мы также стараемся здесь не отставать.

— Ну и как успехи?

— Успехи есть. Прежде всего нас интересует сердце. На втором месте стоят почка и печень. К легкому пока не приступали: это архисложное дело.

— Знаю, вы активно занимаетесь научной деятельностью, публикуетесь в ряде рейтинговых журналов за рубежом.

— Да, за рубежом нас знают очень хорошо. Может быть, даже лучше, чем на родине. И это немного обидно, потому что работаем мы в первую очередь для российских пациентов.

Сегодня очень много идей, которые мы хотели бы реализовать. Это касается всех направлений. Все наши центры, а их у нас сегодня пять, развиваются. За эти годы институт превратился в большой многопрофильный гибрид, биомедицинский кластер федерального значения. Конечно, он заряжен на то, чтобы развиваться. И поэтому каждое направление сегодня имеет как минимум десяток прорывных технологий, которые находятся на стадии клинической апробации, на выходе или уже на серийном запуске. Для нас всегда было важно, развивая научные технологии и ведя исследовательскую работу, реализовать все это на практике.

— У вас в институте много молодежи...

—Да, и это радует. Очень много работает талантливых ребят. Они все заряжены на успех. И моя задача, как я это чувствую, — в первую очередь им не мешать. Ну а если есть возможность помочь, всегда стараюсь быть им необходимым. Если же подводить итог, то я считаю главным сохранить и приумножить все наработанное.

Заместитель директора по научной работе член-корреспондент РАН Е.А. Покушалов

— Евгений Анатольевич, проект Института по профилактике и лечению фибрилляции предсердий в 2014 г. получил премию Правительства РФ. А теперь вы подали заявку еще и на госпремию. В чем важность этого проекта, претендующего на столь высокие награды?

— Дело не в наградах, хотя их у нас немало и большинство из них иностранные. Неоднократно наши исследовании и разработки входили в топ-10 по итогам года по рейтингу мировых институтов, в том числе Стэнфордского университета. Но дело в том, что с помощью внедрения наших методик можно спасать многие тысячи, а может и миллионы жизней наших сограждан.

Общеизвестно, что в структуре мировой смертности по-прежнему лидируют сердечно-сосудистые заболевания. Таких заболеваний множество. Из них наиболее распространены и чаще всего заканчиваются летальным исходом нарушения ритма сердца. Чаще всего они становятся осложнениями таких известных заболеваний, как инфаркт миокарда или ишемическая болезнь сердца.

Я всю жизнь занимаюсь аритмологией, поэтому так вышло, что возглавил данный проект. В этом направлении мы работаем много лет, и одним из наших главных приоритетов сегодня стали исследования с такой тяжелой патологией нарушения ритма сердца, как фибрилляция предсердий. в простонародье— мерцательная аритмия. Так ее называют потому, что сердце бьется неравномерно, то будто выпрыгивая из груди, то замирая. Это самая распространенная аритмия, которая сегодня существует в популяции. В зависимости от регионов ею страдают порядка 2-3% населения, то есть миллионы людей по всей планете. Как правило, пациенты очень тяжело переносят это состояние, но самое главное, что 90% инсультов, приводящих к смертельным исходам, связаны как раз с фибрилляцией предсердий. Это бич нашего общества, и мы решили с ним бороться.

— Что приводит к этому заболеванию?

— Причины разнообразны. Заболевание может как проявляться самостоятельно, так и становиться сопутствующим для каких-то других патологий. Сначала появились медикаментозные пути решения проблемы. Существует большой спектр препаратов, направленных на подавление этого состояния. Однако мировая фармакология продвинулась в этом направлении не слишком далеко. Наиболее эффективный на сегодня препарат, который действует на мерцательную аритмию, «Амиодарон», или «Кордарон», был придуман более 30 лет назад. Новые препараты менее эффективны, чем уже существующий. При этом нынешние возможности медикаментозной терапии абсолютно не устраивают врачей. Дело в том, что любой препарат с каждым годом теряет свою эффективность. Поэтому сегодня мы можем сказать, что адекватных медикаментозных методик здесь не существует.

Несколько лет назад были придуманы такие способы лечения, как создание искусственной атриовентрикулярной блокады (АВБ), ставился кардиостимулятор. но и это нас абсолютно не устраивало, потому что фактически мы лечим одно, а калечим другое. Установка кардиостимулятора приводила к тому, что у пациента возникал синдром кардиостимулятора, как следствие — сердечная недостаточность в связи с отсутствием адекватной физиологической регуляции деятельности сердца.

С начала 2000-х гг. начали появляться открытия, связанные с выявлением источников фибрилляции предсердий. Родилась гипотеза, которая распространена и сегодня, что все дело в легочных венах, а значит, влияя на них. можно устранить проблему.

— Почему именно легочные вены?

— В сердце есть несколько структур, которые осуществляют насосную функцию, качают кровь. Предсердия распределяют кровь по сосудам, которые подходят к сердцу и передают ее в желудочки. А легочные вены, подходящие к предсердиям, помогают осуществить кровоток в общей циркуляции. И именно они, как утверждали исследователи, представляют собой субстрат для возникновения патологических пульсаций, приводящих к нарушениям ритма сердца.

Тут же начали прорабатывать способы, как с этим бороться. Каждый пошел по своему пути решения проблемы. Наш путь отличается от общепринятого: мы усомнились, что первопричина — это легочные вены, и предположили, что источник болезни лежит где-то в другом месте. И если мировая медицина все эти годы была сосредоточена на том, чтобы эту патологическую пульсацию как-то локализовать, то мы озадачились вопросом, как ее не допустить.

— То есть вы решили искать причину, а не бороться со следствием?

— Именно так. Поэтому стартовая площадка у нас была кардинально разная. Однако исследователи, которые пошли по первому пути, пальму первенства у нас выиграли. Они быстро придумали способы, каким образом бороться с недугом. Эффективность таких методик за эти годы существенно выросла.

— Что же было придумано?

— Был найден способ изоляции легочных вен с помощью так называемой радиочастотной абляции (РЧА). Радиочастотная абляция— это методика, когда происходит сильное нагревание пораженного участка, идет денатурация белка и образуется изоэлектрическая бороздка, которая изолирует вены с патологической пульсацией. Огромный пул исследователей пошел по этому пути, следом быстро подключились медицинские компании, и за последние десять лет эта методика стала золотым стандартом в мировой практике.

— А вы ее применяете? Ведь пока ваши разработки не были закончены, люди продолжали болеть и умирать.

— Конечно, мы ее активно применяли в практическом здравоохранении и до сих пор в некоторых случаях применяем. Но своих исследований мы не остановили. Нас не удовлетворяла ситуация, что мы должны вмешиваться в нормальную структуру сердца и нарушать ее. По сути, изоляция легочных вен означает повреждение нормального миокарда, а это ведет к неправильной работе всего органа. Проблема еще и в том, что эффективность таких операций не превышает 70%. Этого, конечно, недостаточно. На протяжении более пяти лет компании придумывали различные устройства, новые способы такой изоляции, новые материалы, потратили огромные деньги... Процедура с каждым годом становится все дороже, но эффективность при этом остается фиксированной.

А мы в свою очередь начали серию экспериментов на животных, где нашим партнером выступил Оклахомский университет. Мы моделировали заболевания и пытались понять, какова причина фибрилляции. В результате стало понятно, что это связано не с патологией сердца как такового. Хотя в тот момент нас никто не хотел слушать: все вокруг были уверены, что это заболевание именно сердца.

— Ас чем же тогда это связано?

— Мы пришли к выводу, что на самом деле это поломки в работе автономной нервной системы.

— Значит, все-таки все болезни от нервов?

— Можно и так сказать. А если серьезно, то это очень древняя система, которая регулирует всю деятельность нашего организма, позволяет держать все под контролем. Было показано, что именно миокард предсердий, в которых возникает фибрилляция, окружен большим пулом ганглиев автономной нервной системы. Их концентрация там колоссально высока. Пошли длительные, многочисленные эксперименты. Мы искали, с чем же конкретно связана фибрилляция. Был сделан ряд публикаций по этому поводу, было множество выступлений, и постепенно все мировые лидеры кардиохирургии стали признавать нашу правоту.

Вообще автономную нервную систему нельзя недооценивать. Она регулирует работу сердца. Это, по сути, продолжение регуляции, идущей от головного мозга. Но это было известно и раньше. Мы же выяснили, что окружающие ее ганглии — это такие микроконтролеры, сложно устроенные структуры, а не просто переключатели, как думали раньше. Фактически это проводящие участки головного мозга, потому что они имеют свою регуляцию. то есть это аналитические центры, которые зачастую самостоятельно принимают решения, как будет работать тот или иной орган, находящийся в их подчинении. Все наше тело — это большая сеть ганглионарных сгустков автономной нервной цепи. Если у нас что-то случилось, допустим, в почке, тут же сигнал поступает в головной мозг, и все ганглии, которые у нас имеются, уже знают, что там есть проблема, и начинают подстраивать работу своих органов с учетом этой патологии. Любая ситуация, которая происходит в теле, как экспресс-почта доставляется по назначению. И ответственна за это именно автономная нервная система.

— То есть сбои в работе сердца возникают из- за каких-то поломок в автономной нервной системе?

— Мы выяснили, что ганглии, которые находятся рядом с сердцем и иннервируют его, иногда начинают выключаться из нормальной работы, «ломаются». Они начинают продуцировать нейротрансмиттеры — химические вещества, которые заставляют сердце работать то быстро, то медленно. Фактически это химическая регуляция. Именно этот процесс приводит к аритмии, а не проблемы в легочных венах. И дальше вместе с коллегами из Оклахомы мы провели серию экспериментов на животных, в ходе которых моделировали фибрилляцию предсердий и выключали эти ганглии.

— Все? Или те, что неправильно работали?

— Сначала мы не могли понять, какие из них неправильно работают. Мы взяли животное с фибрилляцией предсердий и просто убрали все ганглии, сделали их абляцию. Это привело к тому, что фибрилляция тут же исчезла и сердце стало работать нормально.

Мы продолжили эксперименты уже на химических моделях с ацетилхолином, и было показано, что, выключая ганглии, мы получаем нормализацию процесса. Это был сигнал о том, что мы идем верным путем.

— А какова причина патологии автономной нервной системы?

— Это хороший вопрос: отчего вообще возникают поломки? Точного и однозначного ответа на него пока нет. Видимо, они происходят из-за какого-то несовершенства и целого ряда провоцирующих факторов. Это, например, алкоголь, курение, стрессы, неправильный образ жизни, возраст после 60 лет, когда количество возможных поломок накапливается, это и сопутствующие заболевания — например, гипертоническая болезнь, сахарный диабет.

— Хорошо, вы поняли, где причина фибрилляции. Но как дальше эту информацию использовать в практической медицине?

— Этот вопрос стал для нас основным. Ведь поначалу не было понимания, как мы можем работать в человеческом организме с этими ганглиями. Пришлось бы разрезать грудную клетку, а это травмирующая операция. Нам же нужно было придумать, как попасть к ганглиям со стороны эндокарда, чтобы с помощью электродов, которые можно заводить в сердце, и рентгеновского изображения понять, как ганглии необходимо отключить. У нас начали появляться последователи — медицинские институты из других стран. Работа продолжалась.

В 2005 г. мы вышли с новой технологией — заявили, что будем выполнять абляцию ганглиев, ориентируясь на анатомические особенности сердца. Провели большое количество анатомических работ и показали, что ганглии, которые находятся в сердце, привязаны к определенным анатомическим структурам этого кровеносного органа. В основном это верхняя полая вена, нижняя полая вена и устья легочных вен. И мы фактически рассчитали, где находится их максимальная концентрация. Исходя из этого, мы внесли предложение осуществлять воздействие на ганглии, изначально зная их анатомическое расположение.

— Как это происходит?

— Через мини-доступ, как укол. Это малоинвазивная методика, которая выполняется под местной анестезией. Через этот прокол с помощью ин- тродьюсера формируется тончайший тоннель. В сердце заводятся три электрода. А дальше на мониторе делается моделирование внутренней структуры сердца, выстраиваются анатомические структуры, мы эндоскопически подходим к стенке, фиксируем точку и с помощью ЗС-картирования делаются расчеты, где находится скопление ганглиев. На первом этапе с помощью радиочастотной абляции мы их просто убирали. Но ясно, что это не конец истории. Мы хотели научиться распознавать, какие ганглии поражены, а какие нет, чтобы не трогать здоровые.

Подобные исследования велись и в других странах. Скажем, канадец Роберт Лемери и его группа пошли по пути сверхчастотной стимуляции, но эта технология показала очень низкую выяв- ляемость поврежденных ганглиев— всего лишь до 25%. Говоря проще, «контакт» был слабым. Были и другие методики, но найти оптимальную не удавалось.

И тут у нас появилась идея, что патологические ганглии можно искать с помощью специального светящегося радиофармпрепарата. Те ганглии, которые работают неправильно, светятся ярче, чем нормальные. И здесь нам помогла компания Spectrum Dynamics, которая создала специальную камеру, с большой точностью регистрирующую это свечение. Мы начали исследования на добровольцах. Есть первые публикации в рейтинговых журналах. В ближайшее время появятся результаты рандомизированного исследования. Начинаем многоцентровые исследования с участием иностранных клиник. Уже известен спонсор, который будет финансировать это многоцентровое исследование во всем мире. Важно, что уже сейчас наша технология есть в международных рекомендациях.

При этом мы не останавливаемся на достигнутом. Мы увидели, что есть ганглии, которые еще можно вернуть в нормальное состояние. Ведь устранять то, что подлежит восстановлению, жалко. Не пойдете же вы удалять зуб, где есть небольшой кариес.

— С зубом понятно. Но как это сделать с ганглиями?

— Это еще один блок исследований, которые мы сейчас ведем. У нас возникла мысль, что их можно временно блокировать с помощью химического агента — ботулинового токсина. Это фактически тот самый ботокс, который применяется в пластической хирургии. При такой инъекции выключаются мышцы, а с ними передача нервного импульса. Важно, что это происходит временно. Он действует на протяжении трех-шести месяцев. У нас возникло предположение: а если за это время они самовосстановятся и смогут работать нормально? Мы не знали ответа, это была гипотеза.

— То есть метод тыка?

— Не совсем. Дело в том, что у нас в организме работает ремоделирование. Например, фибрилляция предсердия приводит к ремоделированию, разрушению сердца. Это анатомическое и электрическое перерождение. Но мы задали вопрос: может быть, в сердце, когда мы убираем заболевание, возникает обратное ремоделирование и сердце восстанавливает свои структуры? Это как перезагрузка компьютера. Оказалось, все верно! Эксперименты подтвердили нашу правоту.

И это открытие демонстрирует широкий спектр возможностей. Скажем, его можно применять для профилактики послеоперационных осложнений — например, при такой широко распространенной операции, как аортокоронарное шунтирование, которое в свое время провели Б.Н. Ельцину, очень часто возникает осложнение в виде аритмии. В результате пациент может погибнуть уже не от той болезни, с которой пришел на операцию, а от новой. Как с этим бороться? До сегодня врачи этого не знали. Мы предложили на две-три недели после операции блокировать ганглии, чтобы организм мог успешно восстановиться. И это работает.

А сейчас совместно с Институтом органической химии СО РАН мы придумали, как ботулотоксин комбинировать с органическим соединением мукополисахаридом, чтобы действие препарата было не мгновенным, а постепенным, пролонгированным. Может быть, в будущем мы вообще уйдем от процесса уничтожения ганглиев, а будем их временно блокировать, давая возможность восстановиться. Время действия препаратов можно регулировать, динамически наблюдая за результатом. Не исключаю, что будут придуманы новые химические соединения, лекарственные вещества, помогающие вообще обойтись без удаления ганглиев, а позволяющие их лечить. Уверен, что будущее именно в таком подходе.

Наталия Лескова

Источники:

Дом, где возрождаются сердца

- Научная Россия (scientificrussia.ru), 13/05/2017

 

 

 

В мае Сибирское отделение Российской академии наук отметило свой 60-летний юбилей. С самого его основания и по сей день наш университет и СО РАН связаны самыми тесными узами: наши выпускники становятся его сотрудниками, которые затем преподают в НГУ. Поэтому в качестве подарка к юбилей мы подготовили небольшой фильм о современных научных достижениях Сибирского 



Трудно ответить на вопрос, что означает для тебя Сибирское отделение, если с ним связана вся жизнь. Тем не менее ведущие ученые СО РАН, чья судьба тесно переплетена с историей, настоящим и будущим этого уникального научного анклава на востоке страны, сформулировали то, что есть в сердце и душе каждого человека, посвятившего себя сибирской науке. +


Алексеенко Сергей Владимирович, академик РАН, директор Института теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН:

 

Сергей Алексеенко— На вопрос: что значит в вашей судьбе и жизни Сибирское отделение РАН? — можно ответить одним словом — всё! В Академгородке я провел всю свою сознательную жизнь, начиная со студенчества в НГУ и до настоящих дней, за исключением нескольких лет пребывания в Красноярском государственном университете на кафедре теплофизики, где вся научная деятельность тоже была связана с СО РАН. Хотя я ничего не знал про Сибирское отделение до приезда в Новосибирск из родного алтайского города, но слава о сибирских ученых уже тогда гремела повсюду. Поэтому когда я впервые в далеком 1967 году вышел из вагона поезда на вокзале Новосибирска, то при встрече в толпе с каждым бородатым мужчиной уважительно думал: академик, наверное. Забавно, но первый встреченный мною академик (им оказался Г.И. Будкер) был действительно бородатым. 

 

С тех пор пролетело ровно пятьдесят лет, я сам уже академик (бородатый, правда, только иногда). В Институте теплофизики СО РАН прошел все ступени карьеры — от стажера-исследователя до директора. И без преувеличений считаю, что новосибирский Академгородок — флагман Сибирского отделения РАН — одно из лучших мест в мире для занятия наукой, для жизни, для реализации себя как личности. При создании Академгородка не было аналогов ни в СССР, ни в мире. За годы его существования были и взлеты, и застойные периоды, зачастую не по воле его обитателей. Сейчас Академгородок вместе со всем Сибирским отделением переживает вторую молодость. И надо приложить все усилия и весь имеющийся потенциал, чтобы Сибирское отделение РАН стало синонимом современной науки и современных технологий.

 

Бaгрянская Елена Григорьевна, директор Новосибирского института органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН, доктор физико-математических наук, профессор:

 

Елена Багрянская— Вся моя жизнь тесно связана с Сибирским отделением. Я окончила физфак Новосибирского государственного университета, затем аспирантуру НГУ, защитила диссертацию в Институте химической кинетики и горения СО РАН, защитила докторскую диссертацию, работала заведующей лабораторией в Международном томографическом центре СО РАН с момента его создания в 1993 году до 2012 года.

 

Руководство СО РАН, в частности, бюро объединенного совета по химическим наукам неожиданно и круто изменило мою жизнь в апреле 2012 года, когда мне было предложено исполнять обязанности директора Новосибирского института органической химии СО РАН. Я очень люблю свою работу ученого-исследователя, и меня вполне удовлетворяла работа завлабораторией МТЦ СО РАН. Я никогда не стремилась к административной карьере и не представляла себе, что когда-либо буду директором, а тем более Института органической химии, который в течение многих лет возглавлял академик Валентин Афанасьевич Коптюг. Прошло уже пять лет с того времени, и коллектив НИОХ СО РАН в 2015 году оказал мне доверие и выбрал меня директором на очередные пять лет. 

 

Работа директора оказалась очень трудной и очень интересной. Многое удалось сделать за эти годы, и очень многое еще предстоит. Горизонты жизни и познания для меня расширились невероятно, появились большие возможности для самореализации. Главное — можно многое сделать для сотрудников института. За эти годы нам удалось в несколько раз увеличить внебюджетную составляющую, создать новые молодежные группы, новые направления, новые импортозамещающие продукты. Увеличилось количество студентов и аспирантов. Увеличилось количество и улучшилось качество научных публикаций — суммарный импакт-фактор всех статей увеличился с 100 в 2012-м до 400 в 2016 году!

 

НИОХ СО РАН — это институт с огромными потенциальными возможностями, которые еще предстоит реализовать в ближайшие годы как в фундаментальной области, так и в прикладной науке. Я очень благодарна руководству СО РАН за предоставленную мне возможность и доверие, которое мне было оказано.

 

Сибирское отделение РАН, а рассматривать его нужно как единый организм с научно-исследовательскими институтами и Новосибирским государственным университетом, — это хорошо продуманная система подготовки и функционирования высококвалифицированных ученых, это — уникальная возможность сотрудничества ученых в различных областях: химии, биологии, физике, математике и т.д. 

 

Именно благодаря сотрудничеству нашего института с институтами СО РАН — ИХБФМ, ИК, ИНХ, МТЦ — в последние годы удалось выполнить целый ряд интересных работ в области медицинской химии, исследования структуры и функций биополимеров, разработке оптически активных функциональных материалов и др. 

 

Одним из преимуществ НИОХ СО РАН является то, что на базе института решением СО РАН был создан центр коллективного пользования, который на бесплатной основе обслуживал все институты СО РАН. В результате преобразований, произошедших в последние годы в организации науки в нашей стране, никакой финансовой поддержки ЦКП и обновления оборудования за последние пять-шесть лет не проводилось. В результате приборный парк устарел, что привело и в дальнейшем может привести к существенному отставанию и выходу приборов из строя. Хочется надеяться, что совет директоров при ФАНО хоть в какой-то мере сможет выполнять функции объединяющего начала для институтов СО РАН.

 

Власов Валентин Викторович, академик РАН, Институт химической биологии и фундаментальной медицины:

 

Валентин Власов— Самая большая удача, определившая всю мою жизнь, — поступление в 1964 г. в НГУ, откуда была прямая дорога — в институт Сибирского отделения Академии наук. Мне повезло — я попал в самую перспективную лабораторию, которой руководил Д.Г. Кнорре, ставший моим учителем на долгие годы. Обстановка в лаборатории была фантастическая — мы были мировыми лидерами в новейшей области молекулярной биологии, мы были первыми, кто начал работы по созданию геннаправленных биологически активных веществ. Для нас понедельник начинался в субботу, а моими наставниками (я был еще студентом!) были выдающиеся ученые — Л.С. Сандахчиев и М.А. Грачев. Д.Г. Кнорре пригласил меня в свою туристскую команду, и во время походов мы обсуждали будущие эксперименты с корифеями науки — К.И. Замараевым и Р.И. Салгаником. О наших успехах знали во всем мире, к нам приезжали учиться ведущие зарубежные ученые.

 

Долгие годы работы в СО РАН были для меня счастьем, в новом институте (НИБХ, а сейчас ИХБФМ) усилиями Д.Г. Кнорре был собран сильный коллектив единомышленников, обеспечивший лидерские позиции института в важнейших областях молекулярной биологии. СО РАН — уникальный центр науки, предоставляющий неограниченные возможности для междисциплинарных исследований и для инициации новых проектов. Наша важнейшая задача сегодня — сохранить лучшую часть Российской академии наук — СО РАН.

 

Гончаров Сергей Савостьянович, академик РАН, директор Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН:

 

Сергей Гончаров— Создание Сибирского отделения АН СССР явилось определяющим в моей судьбе. Одним из приоритетов создателей Сибирского отделения было привлечение в науку молодежи. Участие в олимпиадах, проводимых СО АН СССР, и в летней физико-математической школе, где лекции читали академики М.А. Лаврентьев и С.Л. Соболев, явилось важнейшим фактором, который определил мой выбор Новосибирского государственного университета и открыл новые горизонты математики, которыми нужно и интересно заниматься. А вся дальнейшая судьба уже неразрывно была связана с Институтом математики, где еще студентом я начал исследовательскую работу под руководством молодого в то время доктора наук и фантастически талантливого математика Юрия Леонидовича Ершова.

 

Ю.Л. Ершов ставил перед учениками трудные и актуальные задачи современной математики, которые активно разрабатывались как в СССР, так и зарубежными математиками. И на семинарах и научных конференциях были участниками многие ведущие зарубежные ученые, такие как Г. Крайзель, Я. Московакис, Б. Купер, Дж. Найт, А. Сорби, К. Каймель, Р. Соар, Дж. Сакс и многие другие. Именно в эти годы были установлены тесные научные контакты с зарубежными учеными, что впоследствии позволило организовать научные проекты с европейскими и американскими учеными и успешно работать в самых актуальных областях математики, быстро получить научное признание в международном сообществе ученых, которые избрали меня в члены правления Ассоциации символической логики. Всемирно признанные журналы «Алгебра и логика» и «Сибирский математический журнал», научные семинары Института математики и НГУ «Алгебра и логика» и «Теория нумераций» позволили быстро и полноценно включиться в исследовательскую работу. Это было обеспечено и обсуждением на семинарах новых результатов и открытых проблем математики.

 

Важным фактором в работе было наличие широкого спектра специальных семинаров и курсов и совершенно уникальная библиотека Института математики, где были представлены ведущие зарубежные журналы и монографии. Но и главное — это обстановка научного творчества и открытости сотрудников Института математики к обсуждениям задач, методов и результатов современной математики как лично, так и на семинарах и конференциях. Именно это, а также поддержка руководством института научной работы молодых сотрудников позволило браться за сложные и трудные проблемы и добиваться их решения.

 

Другим важным фактором успешной работы в Сибирском отделении была высокая требовательность к результатам работы, а также высокое доверие и постановка новых задач, которые приходилось решать: создание лаборатории и кафедры, избрание деканом ММФ НГУ, а затем и избрание на пост директора всемирно известного математического центра Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН.

 

Естественно, были в эти годы и трудности, и проблемы, но мы все вместе с ними справлялись, и уверен, что вместе мы справимся и с новыми вызовами, которые стоят перед российской наукой.

 

Горобей Ирина Михайловна, доктор сельскохозяйственных наук, начальник отдела сельскохозяйственных наук УОНИ СО РАН: 

 

Ирина Горобей— Для меня Сибирское отделение РАН и Академгородок всегда были какой-то другой страной. Будучи студентами, мы вместе с сокурсниками внимательно следили за достижениями бурно развивающейся большой науки. Имена основателей Сибирского отделения знали не только в научном сообществе, они были известны большинству жителей Новосибирска. Сибирское отделение для меня является не только научной державой, но и центром особой культуры. Ответить на вопрос «Что значит в вашей судьбе и жизни Сибирское отделение РАН?» хочу словами Замиры Ибрагимовой, автора книги «Золотая долина Сибири»:

 

Его назвать бы «городок чудес» —

Здесь многое нас удивить способно, 

И многому нельзя не поразиться, 

Дань простодушного восторга отдавая

Успехам знатоков машин и формул,

Законам превращения веществ,

Движенья тел и скрытой жизни генов…. 

…Его назвать бы «городок чудес»…

Нет, лучше — «городок проникновений»…

Проникнуть в суть таинственных процессов. 

Избавить человечество от рака, 

Энергию ядра добыть во благо 

Рожденных и грядущих поколений. 

Сорта пшеницы получить такие, 

Которым безразлична прихоть неба...

 

Андрей ДегерменджиДегерменджи Андрей Георгиевич, академик РАН, директор Института биофизики СО РАН — обособленного подразделения ФИЦ КНЦ СО РАН:

 

— Сибирское отделение РАН для меня, родившегося в Красноярске, это более чем родной дом. Это настоящая всесибирская научная дружба профессионалов — в фундаменте науки и огромная польза — в приложениях. Мы первыми научились: долго жить в созданной нами замкнутой круговоротной экосистеме, управлять экосистемами озер и, вообще, создавать новую науку — экологическую биофизику. Поэтому благодарю всех наших научных отцов и дедов, которые сделали всё возможное и невозможное для расцвета СО РАН!

 

 

 

 

Донченко Александр Семёнович, академик РАН, зам. председателя СО РАН, председатель ОУС по сельскохозяйственным наукам:

 

Александр Донченко— С 1979 года моя жизнь неразрывно связана с Сибирским отделением Россельхозакадемии. Я начал работать в Институте экспериментальной ветеринарии Сибири и Дальнего Востока заведующим лабораторией туберкулеза животных, а в 2005 году меня избрали председателем Сибирского отделения Россельхозакадемии, вице-президентом РАСХН. Сибирское региональное отделение Россельхозакадемии руководило комплексными исследованиями, проводимыми научными учреждениями аграрного профиля совместно с институтами СО РАН. 

 

Произошедшая реформа российской академической науки, несмотря на определенные сложности, позволила, благодаря руководству СО РАН, сохранить накопленный в Сибирском отделении Россельхозакадемии многолетний опыт взаимодействия научных организаций при разработке совместных научных тем, проектов и программ. Кроме того, при СО РАН был создан объединенный ученый совет по сельскохозяйственным наукам, объединивший ведущих исследователей и специалистов научных учреждений аграрного профиля Сибирского региона. 

 

В 2016 году на базе бывших инсти¬тутов Россельхозакадемии (ныне ФАНО России), находящихся в Новосибирской области (р.п. Краснообск), Кемерове, Томске, Чите, создано крупное комплексное научное учреждение — Сибирский федеральный научный центр агробиотехнологий Российской академии наук. По его подобию создаются региональные научные центры в Алтайском крае и Омской области. Все эти структуры в настоящее время являются полноправными участницами территориальных инновационных систем наряду с другими организациями СО РАН. 

 

Сергей КабанихинКабанихин Сергей Игоревич, член-корреспондент РАН, директор Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН:

 

— Я приехал в Академгородок в летнюю физматшколу восьмиклассником, первую лекцию нам прочитал Михаил Алексеевич Лаврентьев, а занятия проводили сотрудники, аспиранты и студенты НГУ. Это определило всю мою дальнейшую судьбу. Главное, что стало понятно уже тогда, это необходимость преемственности в науке, сохранения научных школ, работающих над решением самых актуальных и важных проблем. И сейчас, учитывая возрастной разрыв (у нас в институте много выдающихся ученых старше 65 и много талантливой молодежи, которым еще нет 40), я вижу свою основную задачу в передаче опыта и знаний, что называется, через поколение.

 

 

 

Николай КашеваровКашеваров Николай Иванович, академик РАН, врио директора Сибирского федерального научного центра агробиотехнологий РАН:

 

— Сибирское отделение Академии наук в моей жизни, начиная с юношеских лет, ассоциировалось с волшебной страной, где живут чародеи-кудесники, которым подвластно всё. Став взрослым, работая много лет в науке, я понял, какие громадные усилия потребовались стране для постройки Академгородка: весь мир узнал о выдающихся достижениях сибирских ученых. Мы и сегодня продолжаем восхищаться талантом, прозорливостью и государственностью основателей СО РАН и тех, кто продолжает их дело.

 

Ученые-аграрии поздравляют коллег с 60-летием СО РАН и желают успехов, благополучия и оптимизма!

 

 

Кузьмин Михаил Иванович, академик РАН, советник РАН:

 

Михаил Кузьмин— 60 лет Сибирскому отделению, с которым меня связывает 57 лет жизни. После окончания геологического факультета Московского государственного университета в 1960 году я начал работать в Институте геохимии СО АН, которому в этом году тоже исполняется 60 лет. Ни разу в жизни я не пожалел, что связал свою судьбу с Сибирским отделением, Иркутским научным центром. Я всегда чувствовал поддержку в моих исследованиях руководства института, в первую очередь тогдашнего директора академика Л.В. Таусона, а в дальнейшем и руководителей Сибирского отделения: академиков В.А. Коптюга, Н.Л. Добрецова. Мне посчастливилось работать в Советско-Монгольской экспедиции АН СССР и АН МНР с выдающимися геологами нашей страны. Вместе с замечательным геологом Л.П. Зоненшайном и химиком В.М. Моралевым мы познавали основы тектоники плит — новой парадигмы геологии, а в дальнейшем с Л.П. Зоненшайном и Л.М. Натаповым написали книгу «Тектоника плит территории СССР» (1990 г.), широко известную мировому геологическому сообществу.

 

В 1980-х годах я участвовал в морских экспедициях с подводными аппаратами и изучал дно Тихого, Атлантического и Индийского океанов. В этом году ученый совет Института океанологии РАН наградил меня медалью «Академик П.П. Ширшов».

 

В 1990-х годах, когда я был директором Института геохимии, мы вместе с американскими и японскими коллегами выполняли программу «Бурение на Байкале» с целью реконструкции палеоклимата в Центральной Азии в последние десять миллионов лет. Эти работы хорошо известны мировому научному сообществу. Огромную помощь в организации этих работ оказывал академик В.А. Коптюг.

 

Сибирское отделение всегда способствовало развитию науки во всех научных центрах Отделения и отдельных институтах. Большое внимание этому уделяли объединенные ученые советы. Важным направлением Отделения была работа по кооперации специалистов различных направлений наук — выполнение интеграционных проектов. Очень хочется, чтобы хорошие традиции Сибирского отделения по развитию науки в нашей большой стране продолжались, а не были бы разрушены неумелыми действиями реформаторов.

 

Лаврик Ольга Ивановна, член-корреспондент РАН, заведующая лабораторией биоорганической химии ферментов Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН:

 

Ольга Лаврик— О создании Сибирского отделения Академии наук и организации университета в Новосибирске я узнала, когда училась в старших классах школы в Барнауле. Я очень увлекалась химией и научно-популярной литературой, связанной с химией и биологией, поэтому появилась мечта учиться в этом университете, а после окончания — работать в Сибирском отделении. 

 

В годы учебы в университете нас никогда не покидала мысль о том, что наша жизнь будет посвящена науке и, конечно же, открытиям (!), связанным с разгадками тайн природы. Это состояние было не удивительно, поскольку мы тогда жили, по-видимому, в самое романтическое время для нашей страны (начало и середина 1960-х), что оказало огромное влияние на наше университетское поколение. Это было время выдающихся достижений страны в космосе, а также время подъема генетики и молекулярной биологии, наконец сбросившей давление и произвол «лысенковщины». 

 

В последующие годы я много сотрудничала и сотрудничаю с ведущими российскими и зарубежными лабораториями, и могу оценить абсолютную уникальность и плодотворность системы образования и науки, построенной на тесном сотрудничестве университета и Академии. Эта система была испытана на прочность в 1990-е годы, когда российская наука несла огромные потери, но все-таки выстояла благодаря усилиям институтов, университета и руководства СО РАН. Я считаю, что это был настоящий коллективный подвиг ученых Академгородка. 

 

В «нулевые» годы и позже Сибирское отделение стало подниматься из руин, замедлился массовый отъезд молодых ученых, развернулись новые направления исследований, укрепилось и расширилось международное сотрудничество. Реально мы были на взлете, и вот в это время нас решили «подстрелить» реформой РАН. Из-за объединения Академий, резко понизившего «планку» при выборах в Академию, и создания ФАНО общее состояние российской научной сферы явно ухудшилось. Реформа Академии была нужна, но совершенно ясно, что не в такой форме! 

 

В преддверии 60-летия СО РАН хочется надеяться, что руководство Сибирского отделения будет продолжать твердо стоять на позициях главенствующей роли РАН в вопросах развития российской фундаментальной науки. Нет ничего важнее осознания своей ответственности за судьбу науки в СО РАН перед будущими поколениями. Нельзя допустить, чтобы развитие науки в стране пошло по ложному пути и было сломлено бюрократической системой ФАНО. В этом вопросе очень важно единство Академии, а также единство Академии с институтами СО РАН! 

 

От всей души поздравляю с юбилеем всех настоящих ученых, преданных делу науки, создавших и создающих честь и славу Сибирского отделения. Хочется надеяться, что праздник в честь 60-летия СО РАН не будет «со слезами на глазах» и победа будет за нами!

 

Логачёв Павел Владимирович, академик РАН, директор Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН:

 

Павел Логачёв— Сибирское отделение — это путь в настоящую науку. Конечно, Сибирское отделение — это сильные институты и ученые, которые здесь работают, но лично для меня это, в первую очередь, ФМШ при НГУ, Новосибирский государственный университет и Институт ядерной физики. Вне зависимости от того, какое отношение имеют сегодня эти организации к Сибирскому отделению РАН, именно они составляют в моем понимании его основу, обеспечивая путь в настоящую науку всё новым поколениям мальчишек и девчонок. Впервые о существовании этого пути я услышал от своего друга и одноклассника по Прокопьевской средней школе № 35 Михаила Авилова (вместе с которым впоследствии мы этот путь и прошли). Старшая сестра Михаила — Елена уже училась в то время на мехмате НГУ. 

 

Главным, что я усвоил из рассказов своего друга, было существование какой-то неповторимой атмосферы Новосибирского университета и Академгородка, которую так и подмывало ощутить на себе. Мальчишеские мечты о науке витали у меня вокруг физики, которая в нашей школе преподавалась слабо, а участвовать в олимпиадах я не стремился. Вот тут-то на помощь и пришла заочная ФМШ при НГУ, по результатам учебы в которой меня пригласили в зимнюю школу 1980 года. Так я впервые оказался в Академгородке. По итогам зимней школы в том же году меня пригласили в летнюю школу, и вот тут я впервые соприкоснулся с Сибирским отделением. Сначала в лице преподавателей летней школы, которые уже работали в НИИ, затем на экскурсиях в институты СО АН и на сцене Дома ученых СО АН, когда Валентин Афанасьевич Коптюг пожимал мне руку за первое место на Всесибирской олимпиаде по физике. 

 

Два года в ФМШ практически однозначно определили мое будущее, связав его с сибирской наукой. Особую роль здесь сыграли два человека. Первый — Николай Александрович Мезенцев, мой учитель физики в ФМШ и, как я узнал многими годами позже, один из сильнейших физиков-ускорительщиков ИЯФ. Особенно нас подкупало то, что он общался с нами, как с равными, старался научить нас так же хорошо понимать физику, как он. Еще в ФМШ я догадался, что в ИЯФ такой подход — это норма. Второй — Алексей Романович Евсеев, научный сотрудник Института теплофизики СО АН СССР, который много времени и сил отдал нам, обучая нас основам физического эксперимента на базе своего института. В результате к моменту окончания ФМШ я твердо знал, что пойду на физфак НГУ, а потом в ИЯФ, это была моя цель. 

 

Учеба на физфаке НГУ позволила мне понять и глубоко прочувствовать очень важную истину: настоящая наука (особенно на стыке различных дисциплин) делается высочайшими профессионалами, и невозможно привнести в науку нечто новое, обладая лишь поверхностным знанием. Наши преподаватели — научные сотрудники различных институтов Сибирского отделения, как правило, личным примером убеждали нас в этой истине. Учеба и работа на старших курсах физфака НГУ проходила для меня в ИЯФе, где я по-настоящему ощутил открытую даже для студента творческую «атмосферу круглого стола», которая лежит в основе всех достижений института. 

 

Дальнейшая моя работа в ИЯФе только подтверждала то, что настоящая наука требует высочайшего профессионализма, самоотверженного труда, веры в свою мечту и умения работать в команде, особенно в такой большой, как институты Сибирского отделения. Именно здесь, в Сибирском отделении, путь в науку для многих талантливых ребят становился их жизненным путем, и они уже сами впоследствии делали всё возможное и невозможное для того, чтобы следующие поколения увлеченных наукой детей связали с ней свою жизнь. 

 

В завершение хочу привести два четверостишия из замечательного стихотворения Валентины Беляевой «Я свяжу тебе жизнь»:

 

Я свяжу тебе жизнь

Из веселой меланжевой пряжи.

Я свяжу тебе жизнь

И потом от души подарю.

Где я нитки беру?

Никому никогда не признаюсь:

Чтоб связать тебе жизнь,

Я тайком распускаю свою.

 

Ренад СагдеевСагдеев Ренад Зиннурович, академик РАН, научный руководитель Института «Международный томо¬графический центр» СО РАН:

 

— С 1963 года живу в Новосибирске. С тех пор для меня Сибирское отделение — моя научная судьба, моя семья, мои друзья,.. вся моя жизнь.

 

Поздравляю коллег с юбилеем!

 

 

 

 

 

 

Арнольд ТулохоновТулохонов Арнольд Кириллович, академик РАН, научный руководитель Байкальского института природопользования СО РАН:

 

— В моей судьбе Сибирское отделение РАН это, прежде всего, работа с академиком В.А. Коптюгом — настоящим патриотом России и сибирской науки. В самые трудные 1990-е годы он говорил: «Будем вместе, и мы победим». К сожалению, сегодня мало кто помнит о том, как он отстаивал интересы страны в борьбе еще с теми «реформаторами». Поэтому если наш юбилей будет последним, то в этом будет и наша вина, и мой совет новому поколению — посмотрите фильм, посвященный 70-летию В.А. Коптюга «Прямая речь», и вам будет легче выбрать правильный путь.

ИСТОЧНИК:

Наука в Сибири, 18.05.2017

 

SF
Прямой эфир: 13 апр. 2017 г. Встреча Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с женщинами-представителями научного сообщества на тему «Открытый диалог с женщинами-учеными»

 

Выступление Директора НИОХ СО РАН Е.Г. Багрянской (1:33)

Награждение Директора НИОХ СО РАН Е.Г. Багрянской за многолетний добросовестный труд и за большой вклад в развитие отечественной науки (1:48)